Проблемы перехода на безналичный расчет. «Объясните, откуда деньги»: переход на безнал может быть использован против покупателя

Алексей Алексеев

10.05.2017 - 21:55

Относительно недавно, и в очередной раз, в Правительстве РФ была поднята тема законодательного ограничения наличных расчетов и искусственном стимулировании безналичных. Как известно, конечной целью подобных предложений является полное прекращение использования наличных денег (или сокращение их оборота до абсолютного минимума). В этой связи мы постараемся разъяснить существенную сторону вопроса и указать на угрозы, которые с необходимостью возникают при тотальном переходе на безналичные расчеты или при увеличении их доли в обороте до максимума.

Полный переход на безналичный расчёт означает получение государством (и банками) абсолютного контроля над финансами граждан. Во-первых, право частной собственности на денежные средства фактически становится условным - его реализация в таком случае полностью зависит от государства. Во-вторых, государство получает все данные о движении денежных средств и подробную информацию о доходах и расходах граждан. Именно с этими двумя следствиями связаны угрозы, которые прямо ведут к новому социалистическому эксперименту.

Социалистическая практика грабежа

Сегодня в РФ существует вполне социалистическая практика вмешательства в банковскую систему налоговых и некоторых иных государственных органов. Так, они могут осуществлять (и осуществляют) блокировку банковских счетов, списание в свою пользу денежных средств с этих счетов, не прибегая при этом к судебному решению. А это, по мнению некоторых экспертов, идёт в разрез с пунктом 3 статьи 35 Конституции РФ, утверждающей, что «никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда» . То есть, уже сейчас, де-факто, право частной собственности нарушается по отношению к клиентам банков (участникам безналичных расчетов). А полный переход на безналичный расчёт распространит действующую практику на всех граждан страны, что равносильно утрате права собственности на денежные средства как такового в целой стране.

В настоящее время, когда есть свободный выбор между наличными и безналичными расчетами, банковская комиссия является добровольной платой за получаемую услугу по переводу денежных средств. Но когда выбора не станет (при всеобщем переходе на безналичные расчёты), эта комиссия будет, де-факто, означать грабеж - у граждан будут в принудительном порядке отбирать часть их частной собственности за то, что они будут реализовывать свое же право собственности. По понятным причинам, это совершенно не выгодно гражданам, но крайне выгодно банкам. Именно поэтому самыми активными лоббистами перехода на безналичные расчёты выступают представители крупнейших государственных банков и их «хорошие знакомые» в Правительстве, которые якобы беспокоятся о повышении налоговых сборов. В случае реализации их инициатив произойдет легализация по-настоящему социалистического беззакония в виде принудительного отнятия части частной собственности (денежных средств) при расчетах.

Немаловажной и понятной для граждан является перспектива дефолта. При последнем объявлении государством дефолта, «cгорели» (фактически были украдены) денежные средства на банковских счетах миллионов граждан РФ. Но тогда наличные деньги, не хранимые в банке, у граждан остались, и это позволило им хоть как-то смягчить удар, позволило не остаться вообще без денег. В случае же полного перехода на безналичные расчеты, дефолт будет означать лишение всех денег - и не только накопленных, но и возможно взятых в долг, что ещё более усугубит положение отдельных граждан и организаций. Конечно, сегодня у многих есть надежда, что в ближайшем будущем у нас дефолт не произойдет. Однако, вероятность того, что в этом ближайшему будущем какой-то отдельный банк будет лишён лицензии или обанкротится вполне существует. А для клиентов банка это будет означать перспективу абсолютно аналогичную государственному дефолту - они потеряют все свои деньги (т.к. наличности у них не будет).

Лишая выбора между наличными и безналичными, а лучше сказать, уродуя саму природу денег, граждан делают беззащитными перед финансовыми потрясениями - сохранение их собственности становится зависимым от банков и государства.
* * *
То, о чем говорилось выше, существует в РФ или происходило в недавнем прошлом. Но если обратиться к практике Европейского Союза, который впору переименовать в Социалистический Союз, то можно твёрдо утверждать, что при переходе на безналичные расчеты есть и другие социалистические угрозы, которые вполне могут быть реализованы в РФ.

Первое, что необходимо вспомнить - события 2013 года, когда власти Кипра по требованию ЕС произвели экспроприацию 10% денежных средств, находившихся на всех депозитах, размером свыше 100 тыс.евро. Таким образом, клиентов банков лишили десятой части их частной собственности на денежные средства, которая была под контролем властей Кипра. Этот грабеж обосновывался недопущением краха банковской системы. Наличные же деньги граждане сохранили. В случае тотального перехода на безналичные расчеты, сохранить ничего не удастся. По-настоящему коммунистическая экспроприация, когда она так легко производится, всегда будет рассматриваться чиновниками, как один из вариантов действий в кризис (к которому зачастую приводит ими же реализуемая политика). Одно дело прийти с винтовкой в дом к гражданам и потребовать наличные деньги, другое дело забрать то, что и так контролируешь, расписавшись на бумаге. Полный переход на безналичные расчеты приведет к тому, что деньги граждан будут рассматриваться чиновниками исключительно как государственная собственность, с которой они могут делать всё, что пожелают.

Вторым печальным социалистическим экспериментом, который практикуется в ЕС, является введение т.н. «отрицательных процентных ставок». Для граждан при реализации такой политики это означает то, что не банк им начисляет проценты на их депозиты, а они отдают проценты со своего депозита банку (а тот, в свою очередь, Центробанку). Т.е. это произведение грабежа аналогично принудительной банковской комиссии, только он связан не с переводами и расчетами, а с самим хранением денежных средств. Естественно, при таком раскладе выгоднее использовать наличные деньги и не пользоваться банковскими услугами. Поэтому некоторые европейские экономисты и чиновники (как, например, главный экономист Банка Англии Э.Холдейн в 2015 году) серьёзно предлагали отменить наличные деньги после введение политики отрицательный процентных ставок (ПОПС). Таким образом, переход на безналичный расчет прямо аргументируется тем, что только при нем возможен предполагаемый и желаемый грабеж («отрицательный процент»). Наличные же деньги пока не позволяют экспроприировать частную собственность в режиме нон-стоп.
* * *
Вне зависимости от исторических прецедентов, тотальный переход на безналичные расчеты делает практически осуществимым полное обобществление части частной собственности (денежных средств). В случае прихода к власти коммунистов сама система безналичных расчетов открывает для них самые широкие возможности. Наличные деньги - это один из главных защитных механизмов от новых экспериментов коммунистов.

Информация в руках социалистов

После всего вышесказанного может показаться, что вот это и есть перспектива неосоциалистической диктатуры - полный (или почти полный) переход на безналичные расчеты открывает возможность регулярного изъятия частной собственности (денежных средств) в государственном масштабе, что вполне соответствует духу коммунистического манифеста. Но, на самом деле, эта неприкрытая угроза - ещё «цветочки». Самые серьёзные угрозы лежат в другой сфере - в области информации, которую получает государство при безналичном расчете.

Сама по себе информация - вещь нейтральная. Но современным экономистам и чиновникам, воспитанным и образованных в духе марксизма-ленинизма и, шире, сциентизма, информация о всех денежных движениях дает такую пищу для своих социалистических фантазий, о которой они только и могут мечтать. Эти экономисты, захватив огромный объем информации, заполучив такую «научную базу», вне всяких сомнений полезут (и уже полезли, но об этом ниже) со своими советами и предложениями ко власти, которая может соблазниться предложениями «ученых мужей». А при таком уровне «огосударствления» экономики, который существует в современном мире и в РФ, в частности, это может привести к реализации сомнительных предложений в рамках целой страны.

«Научный марксизм» мы уже проходили. Информация о сотнях миллиардов транзакций безналичного расчета (настоящие big data) открывает дорогу определенной категории ученых-экономистов с их новыми «научными» построениями. Конечно, получение ими большего, чем раньше количества информации не сделает их эксперименты успешными и удачными - в итоге будет всё тот же диктат (только куда более изощренный), всё тот же провал в экономике.

Не зря марксистские теоретики П.Кокшот и А.Коттрелл в своей книге «К новому социализму» возлагают надежды на компьютерные (цифровые) технологии, с помощью которых людям вместо денег будут начисляться «рабочие часы» (что, естественно, случится после запрета наличных денежных средств) и будет производиться всеобщее планирование экономики.
* * *
Первое, о чём могут заявить социалисты, получив информацию о расходах граждан - это то, что они получили структуру потребления и точные данные о спросе. А из этого, по их мнению, следует возможность прогнозирования и планирования производства товаров (государственными предприятиями), - если государство получило данные о спросе, то теперь ему остается только производить товары в нужном количестве. Становится возможным введение нового госплана, запрет или ограничение частного бизнеса (который в отличии от «святых» чиновников «беспокоится» о своей прибыли из-за «проклятой жажды наживы») и доведение уровня государства в экономике до предельного максимума («обобществление средств производства»). Если понятно, что производить, то зачем государству нужны конкуренты («спекулянты и эксплуататоры») в лице частного бизнеса?

Т.е. социалисты могут заявить о решении давней и известной им самим проблемы сбора информации необходимой для планирования. В первой половине XX века был такой миф - социализм удастся построить (произвести все необходимые плановые расчеты), как только вычислительные технологии станут в разы эффективнее, как только появиться возможность сбора всей требуемой информации. Но это всего лишь давно разоблаченный миф.

Сама информация, которая необходима для успешной экономической деятельности, не может быть формализуема и статистически зафиксирована, - она создается и обнаруживается во времени в самом процессе предпринимательской, торговой деятельности человека (которая ликвидируется в плановой экономике). Данные о фактической продаже товаров потребления в прошлом не детерминируют спрос в будущем. Если какой-то человек вчера купил один товар, то это вовсе не значит, что и завтра (или через определенный известный период) он захочет купить и купит этот же товар. Данные о продажах (расходах граждан) не раскрывают полностью даже сегодняшние потребности человека. Товары потребления и потребности человека - это не одно и тоже; потребности - вещь субъективная и изменяемая во времени. Товар лишь служит для удовлетворения той или иной потребности. Понимание того, что необходимо, какие потребности у человека здесь и сейчас есть только у самого человека (а предприниматель пытается обнаружить и удовлетворить эти потребности). Никакой специалист госплана, даже на основании данных реального рынка, не может знать и соответственно спланировать то, что потребуется отдельному человеку в определенный момент в будущем. Сам человек не всегда знает, что ему потребуется в будущем, что он будет желать получить завтра. Более того, само государство (чиновники) не может знать, что ему необходимо в будущем: если завтра война - это один расклад, если неурожай - другой. Будущее никому, кроме Господа Бога, неизвестно. Вера в планирование - это слепая вера некоторых экономистов в то, что они нечто знают о будущем. Попытки точного прогнозирования будущего де-факто отвергают наличие свободной воли человека и Промысла Божьего. И таким есть ответ: «Теперь послушайте вы, говорящие: "сегодня или завтра отправимся в такой-то город, и проживем там один год, и будем торговать и получать прибыль"; вы, которые не знаете, что случится завтра: ибо что такое жизнь ваша? пар, являющийся на малое время, а потом исчезающий. Вместо того, чтобы вам говорить: "если угодно будет Господу и живы будем, то сделаем то или другое", - вы, по своей надменности, тщеславитесь: всякое такое тщеславие есть зло» (Иак.4:13-16).

Изменение потребностей или изменение их значимости (для потребителя) влияет на цену товара, который служит для удовлетворения этих потребностей. При плановой экономике эти изменения не учитываются, т.к. в плане (основанном на данных миллионов транзакций) потребности как бы фиксируются (через определение плана выпуска товаров потребления). Таким образом, происходит искажение рыночных цен (а при полном социализме - они вообще будут отсутствовать). А без знания рыночной цены невозможен экономический расчет - никакой специалист госплана не может определить реальную рыночную ценность используемых ресурсов, а значит, и эффективность, рентабельность конечного производства.

В конечном итоге, всё это вызревает в вечный дефицит, в создание неэффективных и никому не нужных производств, которые рано или поздно обанкротятся и приведут экономику к краху, как это и случилось в СССР.
* * *
Второе, о чем необходимо сказать - данные о безналичных расчетах обязательно будут использованы приверженцами современной поведенческой экономической теории («поведенческой экономики»), что в итоге (в следствии принятия чиновниками рекомендаций от таких экономистов) может привести к не менее опасному вмешательству государства в жизнь людей, чем большевистский эксперимент в XX веке.

Поведенческая экономика - это отрасль экономической теории, возникшая как междисциплинарное направление на стыке психологии и экономики, в которой исследуется поведение людей с учетом психологических факторов. Основная исходная идея поведенческой экономики - люди, как экономические агенты, действуют «иррационально», а вовсе не «рационально», стремясь к максимизации выгод, как это описывается в неоклассической экономической теории. Отталкиваясь от этого тезиса, экономисты пытаются понять, чем на самом деле обусловлено поведение людей и стремятся создать свою модель принятия решений, отличную от неоклассической теории.

Всё бы ничего, если бы специалисты этого направления ограничились исследованиями в области поведения людей и теоретическими построениями, лучше описывающими реальность (неоклассические представления о человеке, как о «рациональном» homo economicus, действительно далеки от того, что мы наблюдаем). Но, неизвестно по каким причинам, одной из основных целей поведенческой экономики оказалась разработка нормативных установок («как должно быть») и, как следствие, доведение их до властей и реализация на практике.

О чем идет речь? Если человек действует «иррационально», то изучив реальные механизмы поведения, нужно выработать и осуществить такую программу государственных действий, которая сделает поведение человека «рациональным» для его же (и всеобщего) блага! Нужно сделать так, чтобы человек сам делал «правильный» выбор (действовал «рационально»). То есть, отвергая неоклассическое представление о «рациональном» человеке, в качестве цели к которой нужно стремится, представители поведенческой экономики ставят подобного же «рационального» человека. Одной из главных теоретических задач поведенческой экономики является обоснование необходимости такого государственного вмешательства по «рационализации» общества.

Если сказать проще, государство должно превратиться в психолога, который изучает вас, ваше поведение и исходя из полученной информации, как бы ненавязчиво («подталкивая к выбору»), меняет ваши действия и направляет их в нужном русле. Т.е., государство не просто контролирует общую ситуацию, а вмешивается в ваши дела, корректируя ваш выбор, исходя из анализа ваших же действий в прошлом. Всё это обосновывается и называется заботой государства (патернализмом) о «нерациональных» гражданах, которые то и дело вредят сами себе. Как нетрудно понять, такая «забота» открывает невиданные ранее возможности для вмешательства в жизнь людей.

Сегодня поведенческая экономика признана на академическом уровне (несколько Нобелевских лауреатов начиная с 2002 года), а на практике апробирована в социалистическом правительстве Б.Обамы, который собирался «преобразить» США в толерантное болото с новыми «ценностями». В ведущих университетах РФ, которые готовят специалистов по поведенческой экономике и проводят соответствующие исследования, также не скрывается практическая сторона дела. Так, к примеру, в утвержденной программе дисциплины «Поведенческая экономика» КФУ в разделе «Основная литература» указан учебник с красноречивым названием: «Государственное регулирование национальной экономики. Новые направления теории: гуманистический подход» . На сайте экономического факультета МГУ при описании курса поведенческой экономики прямо заявляется, что «использование психологически достоверных предпосылок в экономическом анализе позволяет... предлагать более эффективные практические рекомендации в области программ развития и социальной политики» , т.е. специалисты МГУ в области поведенческой экономики видят результатом своих исследований именно рекомендации органам власти.

Что мы можем получить в итоге? В недалеком будущем, исследовав механизмы поведения людей, специалисты смогут составить программу государственных действий, которая будет эффективно корректировать и подталкивать (или навязывать) действия людей к некоему «правильному» («рациональному») выбору. Что будет к тому времени считаться «правильным» и «рациональным» - вопрос остается открытым, но определять «правильное» будет, конечно же, государство (вместо самих людей). Таким образом, во-первых, за население будут определять, что ему полезно («мы вам объясним, что вам нужно»), а во-вторых, население будут к этому активно «подталкивать» (и это в лучшем случае). Очевидно, «подталкивать» к нужному выбору будут не только потребителей, но и бизнес, и таким образом будет производится процесс вмешательства и регуляции экономики. Определенно такое вмешательство государства в жизнь людей является социалистическим по духу, а при переходе от стадии «подталкивания» к прямым запретам, что также рассматривается в рамках поведенческой экономики как допустимая мера стимулирования нужного поведения, оно станет социалистическим на деле.

Но и это ещё не все. Определение и подталкивание к нужному выбору может перерасти в форму создания искусственного спроса на все материальные блага. Поведенческая экономика, по сути, тем и занимается, что создает спрос («правильный выбор»). Но если технологии манипуляции людьми будут успешно отработаны, то соблазн создать спрос на все товары (или большую часть) станет огромен. А создание искусственного спроса означает, что этот спрос известен, структура потребления известна.

То есть, мы возвращаемся к тому, что было описано выше - в условиях знания (якобы) потребностей людей, обязательно появляется желание организации нового госплана и государственного производства всех товаров и уничтожение частного бизнеса, а в пределе и всей частной собственности.

Поведенческая экономика бросает вызов человеческой свободе и всему традиционному образу жизни. Попытки скрытой манипуляции людьми являются не менее опасной угрозой, чем просто явное принуждение в тоталитарном государстве. С введением безналичных расчетов, при постоянном получении big data безналичных расчетов, поведенческая экономика вполне может достичь определенных успехов в манипулировании людьми. Ведь что лучше и точнее всего расскажет о человеке, чем его покупки и его денежные отношения с другими людьми? А если данные будут о каждом человеке? Такая информация может привести к существенному качественному скачку исследований в рамках поведенческой экономики. Выход на уровень тотальной манипуляции обществом без получение данных безналичных расчетов может и не получиться. Big data безналичных расчетов и поведенческая экономика - это путь к настоящей антиутопии неосоциалистического образца.

Самая опасная угроза

В конце необходимо сказать о может быть самой отдаленной по времени, но при этом самой опасной перспективе. Полный переход на безналичные расчеты делает возможным построение невиданной ранее неосоциалистической диктатуры. Контролируя информацию, денежные средства и все расчеты, государство сможет сделать из граждан настоящих рабов, ограничив их возможность осуществлять обмен благами, то есть, возможность купли и продажи.

При тотальном безналичном расчете технически возможно сделать так, чтобы государство выдавало разрешение (и предписывало запрет) тому или иному лицу совершать куплю или продажу той или иной вещи у того или иного продавца или покупателя. Если деньги находятся на банковском счете, а этот счет, как и платежную инфраструктуру, контролирует государство, то и распоряжаться этими деньгами может само государство.

Нетрудно догадаться, что в такой ситуации единственным продавцом может стать государство, а единственными товарами разрешенными к покупке - товары государственного производства.

Но главное другое - как будут определять тех, кому можно покупать (тратить свои же деньги), а кому нельзя? И что можно покупать, а что нельзя? Кто сможет приобрести хлеб, а кому будет в этом отказано? Если государство посчитает кого-то «социально не полезными» (дав этому человеку рейтинговые оценки полезности), имеющим плохую «жизненную историю» (по аналогии с «кредитной историей»), то будут ли его лишать возможности покупать и продавать? Если государство посчитает кого-либо опасным для себя (по каким угодно причинам), то будут ли его «отключать» от экономических отношений?

Есть и более мягкий вариант контроля и воздействия - не «отключать», а ограничивать. Если человек зарабатывает много (по мнению государства), а «для жизни» ему «достаточна» некая меньшая сумма, то, значит, человеку можно разрешить доступ к его банковскому счету лишь на определенную (государством) сумму. Здесь открывается необозримый простор для диктатуры.

Такое государственное устройство будет напоминать царство антихриста, когда «никому нельзя будет ни покупать, ни продавать, кроме того, кто имеет это начертание, или имя зверя, или число имени его» (Откр.13:17). И действительно, при тотальном безналичном расчете, можно любого неугодного (например, по факту исповедания христианской веры) просто «отключить» от экономики, обрекая на голод. Это будет новое рабство, когда все население превратиться в рабов государства, от которого будет полностью зависеть их существование.
* * *
А для христиан важно понимать ещё следующее. Переход на безналичные расчеты затрудняет (или делает практически невозможным) милостыню и благотворительность с помощью денег. А ведь из-за милостыни Господь может прощать людям грехи: «милостыня от смерти избавляет и может очищать всякий грех» (Тов.12:9). Из-за милостыни люди могут быть помилованы Богом: «Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут» (Мф.5:7). По-сути, движение в направлении запрета наличных денег является войной диавола против добродетели милостыни.

Заключение

Тотальный переход на безналичные расчеты открывает настоящий «ящик пандоры»: он предоставляет ранее не существовавшие возможности для самого изощренного тоталитаризма. Переход на безналичные расчеты может сделать фантастические антиутопии реальностью. Это прямой путь к неосоциалистической диктатуре в XXI веке.

Будем надеяться, что наша страна не станет одной из первых (или вообще не станет), кто пойдет по этому гибельному пути. Если мы не пойдем вслед пагубных предложений о тотальном переходе на безналичные расчеты, то у нас будет шанс стать настоящим оплотом свободы в этом мире, стать альтернативой тонущему в неосоциализме Западу.

Не стоит отдавать свободу в обмен на обещания увеличения объема «похлебки», которые дают некоторые чиновники и экономисты. После отнятия свободы размер «пайка» вернут к прежнему значению, а свобода так и останется потерянной.

Заявил 21 февраля, что тема ограничения использования наличных денег в стране заслуживает внимания. «Вместе с тем, безусловно, нужно учитывать реалии в плане хождения пластиковых карт, в плане степени распространения банковских услуг и так далее», — сказал он.

По словам Пескова, усилия по минимизации хождения наличных средств предпринимаются во многих странах, но в России реализация этого предложения зависит от многих факторов.

Как говорил министр финансов в интервью «Газете.Ru», для вывода российской экономики из тени необходимо задействовать такие методы, как «преимущественное использование безналичных расчетов и введение различных технологий прослеживания операций налогоплательщиков».

Ограничить расчеты наличными между людьми и компаниями Минфин предлагал еще в 2012 году, сначала установив лимит в 600 тыс. руб., потом — в 300 тыс. руб. За нарушение предполагался штраф на всю сумму сверх лимита.

«Также действуют ограничения, связанные с антиотмывочным законом, — когда при проведении подозрительной операции банк обязан сообщать о ней . Однако пока эта мера для выявления террористов не работает, зато способствует отзыву лицензий у некоторых банков, поскольку отозвать лицензию можно после проведения двух подозрительных операций», — считает он.

«Регуляторы во всем мире пытались и пытаются административно ограничить оборот наличных. Например, в Европе во многих магазинах есть надписи, что купюры в 500 евро не принимаются, а в США вообще любая попытка оплатить покупку дороже 100 долларов наличными вызывает подозрения. Но в России попытка заставить расплачиваться картами сейчас приведет к очередному витку роста неконтролируемых наличных платежей», — комментирует заместитель председателя правления платежной системы «Лидер» .

Так что, как пояснил «Газете.Ru» Анатолий Аксаков, в ближайшее время самым продуктивным для России путем будет стимулирование безналичных платежей. Например, может помочь разрабатываемая сейчас Национальным советом платежных карт () программа стимулирования безналичных платежей с помощью карт, когда покупать товары и получать услуги будет дешевле, например, за счет опции cash back. «Тогда люди сами перейдут на безналичные и не надо будет никого гнать или заставлять это делать штрафами», — резюмирует депутат.

С такой идеей недавно в ЦБ и Минфин обратилась Ассоциация региональных банков. По части стимулирования безналичных расчетов между покупателем и продавцом за последнее время сделано уже очень много.
- Пришла пора подумать о том же, но уже во взаимоотношениях между работником и работодателем. В этом и суть наших предложений, рассчитанных на среднюю и долгосрочную перспективу, - сказал вице-президент Ассоциации региональных банков Олег Иванов.
Первая ключевая вещь этого переходы: россиян будут обеспечивать не абы каким «пластиком», а тем, который работает на основе создаваемой сейчас Центробанком Национальной системы платежных карт (НСПК).
- Их массовый выпуск и выдача начнутся, скорее всего, ближе к концу 2015 года. Учитывая, что на руках у россиян уже больше 200 миллионов карт, работающих на основе международных платежных систем, задача перед регулятором стоит нетривиальная. Чтобы новые карточки были доступны для большинства наших граждан, может понадобиться еще два-три года, - полагает Олег Иванов.
Еще одна принципиальная вещь - работодателей никто не собирается заставлять переходить на безналичные. Тем более вводить для них крупные штрафы, как писали некоторые СМИ, отмечает Иванов. Речь идет, напротив, о стимулировании предприятий использовать больше карты, а не кассы. Простимулируют работодателей, конечно же, деньгами. В частности, предлагает Олег Иванов, можно подумать о налоговых поблажках за активное использование безнала в денежных отношениях с работниками.
На самом деле плюсов от постепенного ухода от наличности при начислении зарплат довольно много. Зарплата становится «белой», а не скрывается за серым и черным цветами. Соответственно, собираемость налогов в стране тоже повышается.
- Работник при развитой инфраструктуре приема банковских карт выигрывает, для работодателя уменьшаются расходы на обслуживание наличных зарплат. И не только для работодателя, но и для экономики страны в целом: она вырастет на 1-2 процентных пункта благодаря отсутствию лишних расходов хотя бы по напечатанию и утилизации налички, - сказал Олег Иванов.
Обязательного и срочного перехода на пластиковые карты для бизнеса не будет. Даже в среднесрочной перспективе.
- Мы все-таки представляем себе уровень развития инфраструктуры и ее серьезное различие в регионах, - отмечает вице-президент, - Торговые микропредприятия с годовым оборотом меньше 60 миллионов рублей сейчас по закону освобождены от обязательной установки терминалов по приему банковских карт. Аналогичная схема предлагается и для начисления работодателями зарплат на карточку.

Москва относится к категории городов, находящихся на стадии перехода на цифровые технологии, вместе со Стамбулом, Минском, Киевом и Бухарестом. Всего исследователи разделили 100 городов на пять групп по уровню развития электронных платежей. Основные параметры, которые учитывались при делении, — это компьютеризация населения, уровень использования карт и цифровых услуг, а также готовность пользоваться цифровыми услугами.

Меньше, чем в Москве и ее соседей по группе, безналичные платежи развиты в Мехико, Касабланке, Буэнос-Айресе, Джакарте и Каире. Это «города наличных», характеризуют их исследователи, там высока доля населения, не охваченного банковскими услугами, использование электронных платежей находится на низком уровне, а готовность внедрять такие платежи очень слабая.

Лидерами по развитию безналичных платежей являются Северная Европа, Канада и Австралия. В таких городах, как Копенгаген, Лондон, Торонто и Сидней, практически все население охвачено банковскими услугами, а безналичные платежи активно используются, говорится в исследовании. Две промежуточные группы включают города «активного внедрения цифровых технологий» (например, Пекин, Дубай, Рим и Цюрих) и наиболее развитые города Азии, Европы и США с продвинутым уровнем развития цифровых технологий (к примеру, Чикаго, Брюссель, Гонконг и Берлин).

«Москва и правда находится среди отстающих, здесь можно согласиться. Если сравнивать Москву с таким городом, как, например, Гонконг, то по уровню распространения платежных терминалов в Москве мы отстаем на порядок», — считает основатель и генеральный директор платежного сервиса Pay-Me Владимир Канин.

С ним не согласен старший исследователь кафедры «Финансы, платежи и электронная коммерция» бизнес-школы «Сколково» Егор Кривошея. Вряд ли можно говорить о низком уровне распространения безналичных платежей в Москве, говорит он. «Прием карт магазинами находится на уровне 59% в ЦФО и где-то 53% в Москве. При этом практически все крупные магазины принимают карты, а занижение происходит из-за мелких точек — киосков, рынков и прочих».

Москву неоднократно отмечали как один из городов — лидеров в области использования финтех-стартапов, особенно в платежах и переводах. Согласно исследованию, Москва опережает Великобританию по индексу использования финтеха, а показатель индекса на 10 п.п. выше, чем средний по миру, напомнил он. «Подобный результат (в исследовании Visa) мог возникнуть из-за сильной агрегации данных в показателях цифровизации городов», — считает исследователь из бизнес-школы «Сколково».

Кому выгодно?

Увеличение объема электронных платежей во всех 100 городах выборки может принести совокупную прямую чистую выгоду в размере $470 млрд в год, говорится в глобальном исследовании Visa. В среднем чистая выгода составляет немногим более 3% ВВП города. В ее состав входит выгода потребителя, бизнеса и государства, пояснила Екатерина Петелина. «Потребитель получает время, удобство, деньги и безопасность. Для бизнеса безналичные платежи выгодны с точки зрения безопасности, уменьшения трат на обслуживание оборота наличных и увеличения оборота от присутствия безналичной формы оплаты. Для государства выгода складывается из налоговых поступлений, оптимизации процессов и усиления безопасности операций», — рассказала генеральный директор Visa в России.

Из общей суммы эффекта для Москвы $8,5 млрд население сэкономит $711 млн, компании — $4,4 млрд ($10,5 тыс на $1 млн выручки), а государство — $3,5 млрд, говорится в исследовании. То есть меньше всего выгадают от перехода на безналичный расчет обычные потребители. «Это объясняется тем, что выгоду пользователей сложно экономически оценить. Потребитель экономит свое время, получает, возможно, удовольствие. Сколько это стоит, сложно оценить. Когда же речь заходит о коммерческих или государственных организациях, вычислить экономическую выгоду проще. Это и автоматизация процессов, которые снижают издержки, и более высокий уровень безопасности (например, от воровства среди сотрудников)», — полагает Владимир Канин.

Для потребителей позитивный экономический эффект от перехода на безналичные платежи складывается, например, из сокращения временных затрат, говорится в исследовании. Так, потребители всех 100 городах тратят в среднем 32 часа в год на действия, связанные с наличными платежами. «По нашим оценкам, расширение электронных платежей приведет к снижению указанного показателя до 24 часов в год, что для потребителей означает экономию в среднем более $126 млн в год во всех 100 городах», — сказано в документе. Обычные пользователи экономят также на банковских комиссиях и меньше страдают от рук преступников (наличные деньги проще украсть), считают авторы исследования. Также в качестве выгоды Екатерина Петелина упоминает проценты, которые могут получать физлица от размещения средств в безналичной форме.

Выгода организаций заключается в сокращении чистых прямых затрат, трудовых затрат и увеличении доходов от роста объемов продаж, а государство сокращает административные затраты и увеличивает объем налоговых поступлений (так как операции можно отследить и обложить налогом, что сокращает теневой сектор экономики города).

«В бизнес-школе «Сколково» оценивали подобные выгоды для людей и магазинов», — рассказывает Егор Кривошея. «В среднем россиянин получает всех выгод на 59 руб., а магазин — на 91 руб. от одной транзакции. Однако это не значит, что за каждую покупку магазин и потребитель получает лишние деньги. Это их выгоды от удобства, скорости, безопасности и других факторов, которые можно оценить в таких величинах», — поясняет эксперт.

Риски безналичной утопии

Переход на безналичные платежи приводит и к косвенным позитивным последствиям для городов. «Мы знаем по многим исследованиям, что рост безналичных платежей ведет к росту ВВП и зарплаты, росту объемов производства и занятости», — рассказывает Петелина. По расчетам Visa, в перспективе 15 лет переход на безналичные расчеты потенциально мог бы способствовать росту зарплат на 0,3%, ВВП — на 0,16% и занятости на 1%.

Переход абсолютно всех городских жителей на безналичные платежи недостижим, считает Владимир Канин. «Не может существовать здесь абсолютно монопольного способа оплаты. Если же говорить о том, что пользоваться бесконтактными ​платежами будет большинство, то да, такое возможно, но то, в какой временной перспективе это станет возможно, зависит от многих факторов, в том числе от того, как сами платежные системы будут мотивировать ими пользоваться», — полагает Владимир Канин. Если же под безналичной экономикой подразумевать, что безналичные можно свободно использовать без каких-то барьеров, то на временном промежутке 15 лет это вполне может произойти, считает Егор Кривошея.

Однако возможны и негативные сценарии. «Безналичная экономика может начать рушиться, если, например, государство не очень правильно будет внедрять технологии распределенных реестров, как, например, сейчас происходит с Венесуэлой, которая на публичном блокчейне. Если такие инициативы станут повсеместными, вполне вероятно, что безналичная экономика завернет куда-то не туда», — заключил Кривошея.

ПЕРЕХОД НА БЕЗНАЛИЧНЫЕ ПЛАТЕЖИ: ХОРОШО ИЛИ ПЛОХО?

Здравствуйте, Феликс!
... Я читала, что скоро отменят наличные деньги и мы все перейдем на безналичные расчеты по банковским карточкам. Как вы думаете, хорошо это или плохо?
Л.

Как раз недавно у нас на курсах была дискуссия на эту тему.

Я тоже читал про предложения Минфина сначала ограничить наличные платежи граждан суммой в 600 тысяч рублей. Затем их планируют снизить до 300 тысяч. А потом, видимо, и вовсе ликвидировать «нал». Это значит, что сначала крупные платежи, а затем все денежные операции будут проводиться через кредитные организации. С уплатой процентов этим организациям.

Хорошо это или плохо? Смотря для кого. Для банков это, безусловно, хорошо, потому что они, таким образом, навязывают дополнительные услуги населению и вдобавок получают контроль над его накоплениями. Банкиры устали глотать слюни в предвкушении повсеместных безналичных платежей, т.к. мечтают зарабатывать на каждой сделке каждого землянина. Чиновники, которые слуги банкиров, тоже поют о том, что благодаря переходу на безналичные расчеты удастся снизить расходы государства на оборот наличности, спасти россиян от грабежей в подворотнях в день получки и так далее.

А далее власть утверждает, что отмена наличных платежей позволит ударить транзакциями по коррупции и теневому сектору. Действительно, банковские карты вводят, прежде всего, для того, чтобы исключить движение неконтролируемых денежных потоков. Электронные платежи отлично отслеживаются, так как все переводы со счета на счет фиксируются, в отличие от передачи «нала» на лапу.

На словах всё так баснословно, аж хочется аплодировать. Если вы честный гражданин, а не жулик, то можете подумать, что это будет замечательно, когда появится такой тотальный электронный контроль над доходами и расходами каждого члена общества. И это действительно было бы замечательно. Но только в том случае, если бы правительства были честны перед народами. Однако, как показывает практика, государство не всегда играет честно и периодически шерстит карманы своих граждан.

Элита сидит на шее народа. Следовательно, не всё то, что выгодно для элиты, полезно для народа. Поэтому вполне резонно возникают подозрения в благородстве намерений власти, когда она разглагольствует о спасении россиян путем ограничения оборота наличных средств. Тем более, что за спинами слуг народа маячат банки, эти плутоватые денежные насосы.

Криминальная сущность банков

Если деньги - кровь экономики, то банки - ее сосудистая система. Не будь банков, мы бы не очень далеко ушли от пещерного образа жизни, ибо банки позволяют экономике интенсивно развиваться. Поэтому, с одной стороны, банки нужны обществу.

Но есть и другая сторона медали, характеризующая плутоватую сущность современной банковской системы: банки периодически «кидают» своих вкладчиков. И по-другому они просто не могут работать. (Хотя такими они были не всегда).

Точно так же как материя - это конденсированная энергия, деньги - это концентрат людских трудовых усилий (долгих раздумий, нервных переживаний, мускульных напряжений и прочих целенаправленных телодвижений). А банкиры имеют прямой доступ к этим результатам труда населения, присваивая их часть. Поэтому банковское дело - вершина пищевой цепочки всей коммерции, так сказать, ее Эверест. Пока все остальные трудятся (добывают нефть, производят автомобили, создают программное обеспечение или работают охранниками в банке), зарабатывая деньги, банкиры тем временем эти деньги стригут: берут проценты с денежных операций, т.е. облагают налогом человеческие нервы и мозоли. Это еще не упрек в адрес банков, а констатация: если все добывают деньги, копаясь в земле или создавая другие полезные ценности, то банки делают деньги из денег .

А теперь упрек. По своей сути банковское ростовщичество – это узаконенный вид грабежа. Дело в том, что именно ссудный процент создает инфляцию, которая, собственно, и есть причина кризисов. Вот вы, например, имея миллион, можете дать в кредит 10 миллионов? Думаю, нет. А банки могут. Потому что создают деньги из воздуха: любой коммерческий банк имеет право раздать кредитов в 10 раз больше своего уставного капитала. Таким образом, банки надувают пузырь ничем не обеспеченной денежной массы. Когда такие финансовые пузыри лопаются, происходят так называемые кризисы, в результате которых банки богатеют, а все прочие лица, как юридические, так и физические, либо банкротятся, либо нищают. Если раньше кризисы были следствием стихийных бедствий, войн или неблагоприятных климатических условий, то теперь они стали финансовыми. Многие думают, что финансовый кризис – спонтанное явление, божья кара или результат бездарной политики государства. Однако есть другое мнение: современный экономический кризис – это контролируемый грабеж населения или, как выражаются сами финансовые воротилы, стрижка баранов. Лишний денежный пар, порожденный инфляцией, приходится периодически стравливать. За счет вкладчиков, конечно же, и прочих трудяг вплоть до немощных пенсионеров с инвалидами. Конфискуя у них залоговую собственность, вытряхивая кошельки или, зачеркивая несколько безналичных цифр на банковских счетах. А так как безналичные деньги сейчас производят любые банки, как ЦБ так и коммерческие, то после уничтожения лишних денег старого кризисного цикла, банки начинают новый цикл вброса валюты: дескать, давайте забудем прошлое и начнем всё с чистого листа, как будто ничего не было. Затем в конце очередного инфляционного цикла они опять стригут баранов и начинают надувать новый финансовый пузырь. И так далее – кризис за кризисом.

Короче говоря, банки периодически грабят своих вкладчиков - это закон их существования .

Преимущества и недостатки пластика

Несомненно, тонкую банковскую карточку носить с собой удобней, чем толстый кошелек. Скорее всего, на этом ее преимущества заканчиваются. А дальше начинаются недостатки:

1. Хранить деньги на пластике не так безопасно, как кажется. Некоторые полагают, что деньги на банковской карте находятся в большей безопасности, чем наличные в кармане. С чего они это взяли? Наверное, чиновники убедили. Однако хранить безналичные в виде цифр на серверах банков не так надежно, как может казаться.

Во-первых (и это главный недостаток пластика), деньги на вашем счету принадлежат не вам, а банку - никогда не забывайте об этом. Это значит, что их могут легко конфисковать (как было на Кипре) или арестовать по любому поводу и без, вплоть до того, что физиомордией не вышел. Чем больше денег будет вращаться в безналичной сфере, тем выше вероятность, что в один чудесный день мы сможем увидеть круглые нули на счетах. Если все платежи станут безналичными, то банкам будет известна вся подноготная ваших финансовых движений. А также каков размер вашего денежного остатка в каждый момент времени и, следовательно, сколько с вас можно состричь, если что.

Во-вторых, электронные деньги могут украсть либо хакеры, либо по фальшивой кредитке ничем не хуже, чем карманники крадут наличные.

В-третьих, вашими деньгами банк будет спекулировать, а если обанкротится, то вы будете годами ходить за страховкой и доказывать, что вы не баран, а добросовестный вкладчик, но банкстеры будут придерживаться другого мнения.

2. Банковская комиссия . Это сейчас вы еще сможете купить пирожок без банковской комиссии, потом уже нет. Потом каждый гражданин будет вынужден отстегивать банку за любой чих: за куплю, за продажу, за обслуживание банковской карты и т.д. Сначала 1% с крупных сделок (скажем, при покупке квартиры вы отдадите банку 100 тысяч рублей за то, что тот перевел деньги с одной строки компьютера на другую). Сейчас за эквайринг (платежи по денежным картам) банки берут в среднем 2%. А потом, если захотят, смогут отрывать все пятьдесят. Или 99. Может быть, я преувеличиваю, но тенденция будет именно таковой: рост платежей за каждую банковскую операцию, т.к. банковская система - это монополия во главе с единым центром, который свободен от конкуренции и питается деньгами. А денежные аппетиты, как известно, немерены. И вы ничего не сможете с этим (ростом банковских платежей) поделать, так как у вас не будет альтернативы - наличные деньги вымрут, что те мастодонты. На худой конец останется лишь бартер.

Перевод всех платежей в безналичное пространство - это прямое принуждение всех людей отдавать часть своих денег банкстерам . С какой стати? - Задайтесь-ка этим вопросом.

3. Потеря свободы. Установление тотальных безналичных платежей - это удар по личному суверенитету каждого человека, и это стратегия мировой банковской системы. А вся современная банковская система уже именно мировая, и, похоже, что независимых банков не бывает (даже знаменитые швейцарские банки уже не имеют права хранить тайну вкладов). Ее задача - управлять всеми денежными средствами населения планеты из единого центра. Где будет этот центр, не важно. Важно другое. Вскоре могут наступить времена, когда счета будут просто аннулироваться нажатием кнопки на компьютере где-нибудь в Лондоне или в ФРС. В любой момент можно будет заблокировать счета всех недовольных и, таким образом, лишить их средств к сопротивлению. Не согласны с гомосексуальным терроризмом, навязываемым Европой? - получите подарок. Недовольны повышением тарифов? - получите еще. Чужая экономика нуждается в деньгах - сострижем половину вашей шерсти. А также, дорогие бараны, пройдите, пожалуйста, в стойло.

Если все ваши деньги находятся на банковских счетах, то это значит, что банкиры держат вас за горло, и ваша свобода принадлежит банку (если только вы не ведете натуральное хозяйство в Сибири или не обходитесь без денег, как ). А банкстеры - не апостолы, поэтому в любой момент могут перекрыть кислород.

Тренд видится таким: сначала 600 тысяч рублей, потом 300, а затем штрих-код на каждый лоб. Вот тогда, видимо, и наступит тот самый пресловутый электронный концлагерь, в котором будут обитать не люди свободные, но твари дрожащие. Хотелось бы ошибаться, но, судя по всему, всё движется к тому.

Хорошо это или плохо?



Переиздание материалов статьи возможно только с обязательными ссылками на сайт (в интернете - гиперссылка) и на автора

 
Статьи по теме:
Лидеры и аутсайдеры Какие страны относятся к аутсайдерам
15-02-2010 13:18 Страны-аутсайдеры получили прозвище PIGS (свиньи) Появившаяся с легкой руки экономистов Goldman Sachs аббревиатура , объединяющая потенциальных экономических лидеров, стала обрастать клонами. Для потенциальных аутсайдеров - Португалии,
Комиссия по градостроительству, государственной собственности и землепользованию
1. Комиссия по землепользованию и застройке (далее - Комиссия) создается в целях подготовки Правил землепользования и застройки в соответствии с Градостроительным Земельным кодексами Российской Федерации, а также для решения следующих задач: Рассмотрение
Что такое сборные конструкции?
Унифицированные, заводского изготовления конструкции. Сборные конструкции в строительстве, конструкции, собираемые (монтируемые) из готовых элементов, не требующих дополнительной обработки (обрезки, подгонки и пр.) на месте строительства. Элементы сборны
Устойчивость и надежность банка
2.2 Анализ депозитных операций ПАО «Сбербанк России» Привлечение средств частных клиентов и обеспечение их сохранности остаются основой бизнеса ПАО «Сбербанк России» привлекает средства в срочные депозиты, вклады до востребования, включая банковские карты