Полный текст нашумевшего доклада сергея глазьева совету безопасности россии. План Глазьева: Мифы и реальность План развития российской экономики под руководством глазьева

Россия рискует скатиться на обочину технологического прогресса и стать набором разрозненных анклавов на периферии американской или европейской экономик, предупреждал академик в статье «Семь сценариев для России», подготовленной по просьбе «Газеты.Ru».

Недопустимо просто сидеть и ждать отмены санкций, чем, собственно, и занимается сейчас правящий класс в России. Ни очередной «план действий - 2025», который готовит правительство, ни «стратегия роста» бизнес-омбудсмена не годятся на роль эффективного инструмента. А стратегия-2035, которую формулирует для Кремля экс-министр финансов Алексей , еще не готова.

По мнению Глазьева, правительство и ЦБ продолжают в макроэкономической политике следовать традиционным рекомендациям , на этом же строит свою программу Кудрин. Продолжение этого подхода обрекает экономику России на дальнейшую деградацию.

Избежать негативного сценария пока еще возможно. Если Кремль реализует стратегию экономического роста, основанную на китайском опыте государственного управления. Академик Глазьев предлагает свой механизм стратегического прорыва, состоящий из 12 шагов. Причем Глазьев выступает с этими предложениями не как официальное лицо, советник президента, а как ученый и эксперт в сфере госуправления.

Госрегулирование и открытость

Первое, что необходимо сделать, — перевести функционирование правительства на технологию стратегического и индикативного планирования.

Стратегическое планирование указывает перспективные направления развития экономики, опираясь на долгосрочные прогнозы научно-технического прогресса и понимание возможностей опережающего развития экономики страны в рамках мировой экономики. Индикативное планирование дает ориентиры деятельности органам госвласти всех уровней по созданию условий для наращивания инвестиционной активности в целях роста производства для повышения уровня жизни населения. Оно также предоставляет предпринимателям возможность воспользоваться этими условиями, поясняет Глазьев.

Государственное регулирование при этом сохраняется. «Госрегулирование стимулирует деловую активность в направлении роста производства и сдерживает деструктивные проявления (вывоз капитала, финансовые пирамиды и т.п.)», — отмечает Глазьев. Но при наличии госрегулирования экономике РФ необходима открытость. «Это дает возможность импорта передовых технологий и экспорта готовой продукции, принуждая предпринимателей к повышению конкурентоспособности отечественной продукции», — добавляет Глазьев.

Под личную ответственность

Индикативное планирование невозможно реализовать без механизма личной ответственности чиновников. А также привязки госбанков к задачам кредитования роста производства.

Это второй и третий пункты стратегии академика Глазьева.

Он считает, что «необходимо введение механизма личной и коллективной («сквозной», «вертикальной» и «горизонтальной») ответственности госслужащих, а также системы их поощрения за реализацию индикативных планов роста инвестиций и производства». Эти нормы также должны распространяться на деятельность государственных корпораций и госбанков.

Госбанки должны выстраивать свою деятельность исходя из задачи кредитования роста производства и инвестиций. Процентные ставки необходимо регулировать «исходя из рентабельности производственной сферы».

Догнать по-русски, перегнать по-китайски

Но правительственный план стратегий и индикаторы для его реализации — всего лишь полдела. «Потребуется также план опережающего развития на основе нового технологического уклада. Дальнейшее развитие мировой экономики связано с формированием новых мирохозяйственного и технологического укладов, образцом развития которых является КНР. Для этого все ведущие страны мира прибегают к стимулированию инвестиций за счет целевой кредитной эмиссии», — отмечает Глазьев.

Рост российской экономики невозможен без наращивания «долгосрочных кредитных ресурсов и активизации роли ЦБ как кредитора последней инстанции».

По мнению Глазьева, в отличие от экономик стран - эмитентов резервных валют, основные проблемы в российской экономике вызваны не избытком денежного предложения и связанных с ним финансовых пузырей, а хронической недомонетизацией экономики, которая длительное время работала «на износ» вследствие острого недостатка кредитов и инвестиций.

При этом Глазьев ссылается на оценки Института народнохозяйственного прогнозирования РАН. Выход на 4-5-процентный ежегодный прирост ВВП, выше среднемирового уровня, может быть достигнут только при повышении нормы накопления до 27% ВВП к 2018 году. Только в этом случае возможна реализация поставленной президентом РФ задачи достижения роста ВВП выше среднемирового уровня. А чтобы догнать по темпам роста китайскую экономику, норму накопления (долю инвестиций в ВВП) необходимо довести до 35%.

Профинансировать эти предложения можно за счет целевой кредитной эмиссии под приоритетные инвестиционные проекты.

«При этом инфляционного эффекта от наращивания кредитной эмиссии в объеме до 5 трлн руб. не прогнозируется, так как уровень монетизации российской экономики ниже оптимального на 7-10 трлн руб. Главным условием здесь является направление кредитной эмиссии исключительно на цели роста объемов и модернизации производства пользующейся спросом продукции», — аргументирует Глазьев.

И предупреждает, что в условиях характерных для российской экономики структурных диспропорций потребуется избирательная кредитно-инвестиционная политика, дифференцированная по отраслям и направлениям развития в соответствии с объективно сложившимися различиями в их доходности. Имеющаяся практика льготного кредитования АПК и малого бизнеса подтверждает эффективность такого подхода.

Компании могли бы заключать с уполномоченными органами государственной власти инвестиционные контракты, под которые банки и институты развития могли бы выдавать долгосрочные кредиты.

ЦБ при этом мог бы функционировать как институт развития, обеспечивающий кредитами как потребности частных предприятий в расширении и развитии производства, так и госпрограммы.

Под небом Евразии

Частью плана по опережающему развитию, уверен Глазьев, могли бы стать масштабные проекты по развитию инфраструктуры. В том числе совместно с КНР.

Инфраструктурные проекты могут финансироваться, в частности, не только за счет госбюджета, но и при помощи «выпуска целевых низкопроцентных облигаций, котируемых на бирже и выкупаемых ЦБ».

Для их сопряжения с китайскими источниками финансирования может быть использован механизм валютно-кредитных свопов. В целях привлечения средств международных банков развития и финансовых рынков могут быть выпущены специальные долгосрочные облигации, обращающиеся на финансовом рынке и КНР.

Реализация двух трансконтинентальных интеграционных инициатив — ЕАЭС и Шелкового пути — открывает возможности расширения взаимовыгодного сотрудничества, отмечает Глазьев. Например, можно сочетать формирование единого воздушного пространства и открытие новых воздушных коридоров с переходом на самолеты совместного производства в рамках российско-китайско-индийско-иранской кооперации. Или открытие внутренних водных путей со строительством и использованием судов собственного производства. Или сооружение трансконтинентальных транспортных коридоров с развитием единой базы железнодорожного и автодорожного машиностроения. Аналогичный подход может быть применен к формированию общего энергетического пространства, совместной машиностроительной базы.

«Пока российско-китайские инвестиционные проекты развиваются сравнительно вяло. Созданные для этого международные банки развития, в первую очередь Азиатский банк инфраструктурных инвестиций, остаются в стороне. Для активизации этой работы необходимо использовать формы международных консорциумов с наднациональными органами управления и концессионных соглашений», — считает Глазьев.

Двойной бюджет

Следующий шаг — трансформация бюджетного правила в бюджет развития, предусматривающая направление нефтяных доходов на финансирование государственных инвестиций.

«Здесь уместно вновь обратиться к китайскому опыту. Для борьбы с бюджетным дефицитом и финансирования крупного инфраструктурного строительства в Китае еще с 1982 года стали использовать так называемый двойной бюджет: регулярный государственный бюджет и бюджет капитального строительства», — советует Глазьев.

Регулярный государственный бюджет формируется главным образом за счет налогов, а бюджет развития — за счет неналоговых поступлений от предприятий, перечислений из внебюджетных фондов с добавлением положительного сальдо государственного бюджета. Бюджет капитального строительства (или бюджет развития) предназначен для целей экономического строительства, в основном для строительства важнейших объектов общегосударственного значения. Основной целью «двойного бюджета» является выведение всех расходов по капитальному строительству за рамки регулярного госбюджета.

Глазьев напоминает, что после дефолта 1998 года разделение бюджетов использовалось в правительстве . Тогда государство начало формировать бюджет развития, налаживать механизмы рефинансирования коммерческих банков под векселя платежеспособных производственных предприятий.

«Впоследствии этот эффективный экономический механизм, принесший свои плоды, был заменен Стабилизационным фондом, ставшим каналом перекачивания российских бюджетных доходов в американские долговые обязательства», — возмущается Глазьев.

Еще один давно назревший инструмент стимулирования экономики — дополнение функций ЦБ задачами обеспечения роста инвестиций, ВВП и занятости. Повышение роли специальных инструментов рефинансирования коммерческих банков в целях кредитования инвестиционных проектов с увеличением сроков предоставляемых ресурсов и расширением ломбардного списка.

Для этого необходимо приближение ключевой ставки к уровню средней рентабельности в обрабатывающей промышленности. Введение вектора ставок специальных инструментов рефинансирования, приближающего цену финансовых ресурсов к рентабельности соответствующих отраслей экономики.

Также потребуется пойти на такой шаг, как «организация целевого рефинансирования государственных институтов развития и коммерческих банков под низкопроцентные долгосрочные государственные и муниципальные обязательства, облигации государственных корпораций, включая инфраструктурные облигации, а также бизнес-планы предприятий, разрабатываемые в целях реализации государственных программ, заказов, специальных инвестиционных контрактов, экспортных контрактов, совместных с партнерами по евразийской интеграции инвестиционных проектов».

Против манипулирования курсом рубля

И наконец, несколько точечных, но важных внедрений в текущую практику правительства: «Внедрение системы контроля над целевым использованием кредитов госбанков и бюджетных ассигнований, исключающей их вывоз за рубеж и использование в спекулятивных целях».

Введение избирательного валютного и финансового регулирования на основе косвенных методов (налог Тобина, резервные требования и проч.) в целях предотвращения спекулятивных атак, манипулирования рынками и курсом рубля, сооружения «финансовых пирамид» и прочих махинаций, дестабилизирующих экономику.

Необходимо, считает Глазьев, активизировать расширение использования рубля в качестве «валюты цены и валюты расчетов по российским экспортным поставкам, формирование основы для превращения рубля в международную валюту расчетов и ценообразования в большом евразийском партнерстве».

Для этого необходима стабилизация курса рубля на среднесрочный период по отношению к корзине евразийских валют.

«Нужен переход к идеологии развития с приоритетным наращиванием расходов на НИОКР и образование, стимулированием инновационной активности и поощрением новаторства», — резюмирует академик Глазьев и напоминает о необходимости «персональной ответственности в системе государственной власти за достижение целей развития».

Доклад Сергея Юрьевича Глазьева, советника президента Российской Федерации по вопросам региональной экономической интеграции, доктора экономических наук, профессора, академика РАН, зачитанный им 15 сентября 2015 года на заседании Совета Безопасности РФ, вызвал довольно широкий резонанс в российских СМИ. Еще до того момента, как полный текст доклада стал достоянием общественности, в прессу, исключительно либеральную, просочилась информация о структуре доклада и основных тезисах, выдвигаемых советником президента РФ. А некоторые, особо «привилегированные» СМИ и вовсе сработали на упреждение – доклад был раскритикован еще до того, как Глазьев зачитал его перед профильной комиссией Совбеза РФ.

Наши доморощенные либералы западного разлива, не просто раскритиковали доклад талантливого экономиста, они разнесли его в пух и прах, при этом даже не вдаваясь в подробности плана реформ, предлагаемого Сергеем Глазьевым. Всех напугали формулировки Глазьева, в которых он не стесняясь называл все происходящие вокруг России - войной, а нашу финансовую систему – зависимой. Бросив вызов устоявшейся системе, которая работает в интересах иностранного финансового капитала, Глазьев привлек на себя целый шквал критики, которая должна была поставить под сомнение его компетентность как экономиста и, уже тем более, как советника президента России. Атака была достаточно мощной, так как прозападные СМИ в России имеют довольно обширную читательскую аудиторию. Скрытое финансирование и регулярные западные гранты позволяют подобным изданием проводить довольно эффективную программу по своей популяризации среди читающих россиян. Патриотические СМИ зачастую лишены такой возможности, в связи со скудным бюджетом и отсутствием стабильных источников финансирования. Но несмотря на это, патриотически ориентированные СМИ активно включились в компанию по защите Сергея Глазьева, правда случилось это только после того, как стал доступен полный текст доклада.

Что же предложил советник президента, выступая перед профильной комиссией Совбеза РФ? Чем вызвал гнев российских либералов? Глазьев первым из высокопоставленных сотрудников Кремля прямо заявил о том, что все плохо. Рассказывая о новой модели войны, которую США развязали против России, гибридной войне, Глазьев заявил о том, что пока наша экономическая и финансовая система напрямую зависимы от Запада, о победе в навязанной нам войне, не может быть и речи. Глазьев сто раз прав! Россия ввязалась в противостояние вынужденно, ответив на планомерную агрессию со стороны Запада, будучи не готовой к такой схватке. Для того чтобы отстоять свои интересы, Россия должна стать независимым государством, по настоящему независимым. А для этого необходимо сделать нашу финансовую и экономическую систему НАЦИОНАЛЬНЫМИ, лишив их статуса отделений международной финансовой системы. Той, в которой доминируют интересы США.

Для того чтобы понять, насколько сейчас уязвимо положение России, не нужно быть одаренным экономистом. США и их западные союзники еще не использовали санкционный механизм в полной мере. Те санкции, которые уже нанесли ущерб российской экономике, говоря языком войны, являются не более чем артподготовкой, за которой последует полномасштабное наступление. У России есть время основательно подготовится к предстоящему наступлению, но мы используем его крайне нерационально, делая для будущей победы ничтожно мало. Мы верим либералам и откровенным предателям, которые убеждают нас в том, что Запад России не враг, и что нужно не воевать, а заставить правительство России сменить курс, и позволить россиянам впитать в себя либеральные ценности.

Представьте что будет, если Запад заблокирует для России доступ к глобальной системе международных расчетов SWIFT, заморозит российские активы, размещенные за рубежом, а это без малого 1,2 триллиона долларов, и лишит россиян возможности пользоваться международными платежными системами? Здесь я поддерживаю Глазьева и его критику в адрес Центрального Банка России, который в деле создания национальной платежной системы не продвинулся дальше смелых заявлений. На днях в средства массовой информации поступило заявление о том, что наш Центробанк практически готов к запуску собственной глобальной системы, альтернативы SWIFT. Но пока это лишь слова. Еще боле существенными и значимыми, считаю претензии Глазьева по поводу того, что Центробанк России, да и правительство в целом, практически ничего не делают в плане противодействия оттоку капиталов из страны. Ежемесячно из России вывозятся миллиарды долларов, большинство негосударственных корпораций, владеющих в стране существенными активами, зарегистрированы на территории офшоров, что существенно затрудняет контроль их деятельности со стороны российских контролирующих органов. Не забыл советник президента упомянуть о спорном решении руководства Центробанка об отправлении в свободное плавание курса рубля. Последствия новой валютной политики мы с вами вынуждены наблюдать ежедневно. Цены на все группы товаров и услуг неизбежно растут, население становится беднее, а финансовые спекулянты – богаче.

Говорить о докладе Глазьева можно бесконечно долго, потому что это не доклад, в привычном смысле этого слова, а программный документ, труд, который включает в себя не только анализ, но и практические рекомендации по проведению реформ, поэтапных. Учитывая что любой труд, подготовленный академиком, сложен для понимания простым обывателем, не буду перегружать свой текст цитатами из вышеупомянутого доклада. Глазьев настаивает на переходе к плановой экономике. Представленная им экономическая модель, изменит не только российскую экономику, но и экономику тех стран, которые устали от финансовой гегемонии США. Первое, на чем настаивает Сергей Глазьев, возврат в Россию активов, размещенных в обязательствах стран, участников блока НАТО, и вложение их в золото и другие драгоценные металлы, либо ценные бумаги стран, членов БРИКС, ШОС и ЕАЭС. Это как минимум обезопасит активы РФ и сделает страну менее уязвимой для экономического шантажа со стороны США.

Вслед за этим следует целый ряд реформ – переход на рублевые расчеты по сделкам по продаже сырьевых ресурсов, создание единой платежной системы в рамках БРИКС, проведение комплекса мер для предотвращения оттока капитала из России, создание собственных, внутренних, источников кредитования, стимулирование научных и высокотехнологичных разработок, реформирование Центрального Банка России, налоговые послабления для бизнеса, реформы в сфере ЖКХ и энергетической отрасли, инвестиции в отечественную промышленность, создание Государственного комитета по стратегическому планированию при президенте РФ и Государственного комитета по научно-техническому развитию Российской Федерации при президенте России.

Комплекс мер, предложенных Глазьевым, довольно объемен. Можно не согласится по отдельным пунктам, но в общем, доклад Сергея Глазьева очень своевременен и актуален. Предложенные им меры, действительно способны направить экономическое развитие страны в другое, более продуктивное русло. Каковы шансы на то, что Глазьева услышат? Его уже услышали. То, что доклад получил столь широкий резонанс, говорит о том, что на самом верху с ним детально ознакомились и нашли его, как минимум, интересным. Сейчас происходит стандартная процедура – доклад вбросили в массы, для того, чтобы отследить обратную связь и понять отношение населения России к возможным радикальным реформам в экономике. Реформы нужны как воздух, иначе мы неизбежно проиграем в геополитическом противостоянии, но еще нужнее поддержка населения, которая крайне важна для того, чтобы принять решение о столь резкой смене курса. И именно понимая это, так обострилась либеральная пресса, стараясь создать видимость мнения, что предложенные реформы нецелесообразны, и даже в чем-то опасны.

Сергей Глазьев талантливый экономист родом из девяностых, который никогда не был замечен в дружбе с проамериканскими политиками и общественными деятелями. Представитель умеренных патриотических кругов, он стал первым из сотрудников Кремля, кто открыто назвал Порошенко «нацистом». Он жестко критиковал реформы Чубайса и его деятельность, наносящую, по мнению Глазьева, существенный вред России. Стоял у истоков создания партии «Родина». И то, что озвучить подобную программу, позволили именно Глазьеву, говорит о том, что российская власть готова бросить вызов либералам кудринской формации, засевших в правительстве Российской Федерации и тормозящих принятие первоочередных мер по спасению российской экономики. Посмотрим чем это все закончится, но одно ясно окончательно – Россия уже не может жить по прежнему, и экономическую и финансовую политику страны придётся в ближайшее время довольно оперативно корректировать. Будут ли это реформы, автором которых станет Глазьев, либо Кремль представит свой, менее радикальный пакет реформ – покажет время. Но то что страна начнет меняться на глазах, меняться для того, чтобы сохранить свои позиции и приобрести еще больший вес на геополитической арене, это факт. Иначе нас просто сотрут с страниц истории, превратив в третьесортную сырьевую колонию.

Полный текст доклада Глазьева, который 15 сентября был зачитан на заседании Совета Безопасности РФ.
В либеральных СМИ он был заранее разгромлен и похоронен, так что я думаю будет интересно почитать, против чего бунтуют отечественные либералы.

«США ПЫТАЮТСЯ УДЕРЖАТЬ ЛИДЕРСТВО ЗА СЧЕТ РАЗВЕРТЫВАНИЯ МИРОВОЙ ВОЙНЫ»

Агрессия США против России и захват ими контроля над Украиной является составной частью мировой гибридной (хаотической) войны, ведущейся Вашингтоном с целью удержания мирового лидерства в нарастающей конкуренции с Китаем. Россия избрана в качестве направления главного удара в силу сочетания объективных и субъективных обстоятельств.

Объективно эскалация международной военно-политической напряженности обусловлена сменой технологических укладов и вековых циклов накопления, в ходе которых происходит глубокая структурная перестройка экономики на основе принципиально новых технологий и новых механизмов воспроизводства капитала. В такие периоды, как показывает пятисотлетний опыт развития капитализма, происходит резкая дестабилизация системы международных отношений, разрушение старого и формирование нового миропорядка, которое сопровождается мировыми войнами между старыми и новыми лидерами за доминирование на мировом рынке.

Примерами подобных периодов в прошлом могут служить: война Нидерландов за независимость от Испании, в результате которой центр развития капитализма переместился из Италии (Генуи) в Голландию; Наполеоновские войны, в результате которых доминирование перешло к Великобритании; Первая и Вторая мировые войны, в результате которых доминирование в капиталистическом мире перешло к США и Холодная война между США и СССР, в результате которой США захватили глобальное лидерство за счет превосходства в развитии нового, основанного на микроэлектронике информационно-коммуникационного технологического уклада и установления монополии на эмиссию мировых денег.

В настоящий период на волне роста нового технологического уклада вперед вырывается Китай, а накопление капитала в Японии создает возможности для перемещения центра мирового воспроизводства капитала в Юго-Восточную Азию. Сталкиваясь с перенакоплением капитала в финансовых пирамидах и устаревших производствах, а также с утратой рынков сбыта своей продукции и падением доли доллара в международных транзакциях, США пытаются удержать лидерство за счет развертывания мировой войны с целью ослабления, как конкурентов, так и партнеров. Пытаясь установить контроль над Россией, Средней Азией и Ближним Востоком, США добиваются стратегического преимущества в управлении поставками углеводородов и других критически значимых природных ресурсов. Контроль США над Европой, Японией и Кореей обеспечивает им доминирование в создании новых знаний и разработке передовых технологий.

Субъективно антироссийская агрессия объясняется раздражением американских геополитиков самостоятельным внешнеполитическим курсом Президента России на широкую евразийскую интеграцию — от создания ЕАЭС и ШОС до инициатив по формированию единого экономического пространства от Лиссабона до Владивостока. США опасаются формирования независимых от них глобальных контуров расширенного воспроизводства, прежде всего, — странами БРИКС. Историческая роль России в организации глобальных интеграционных проектов предопределяет всплеск американской русофобии. При этом происходит демонизация Президента России, которого Вашингтон считает главным виновником в утрате контроля над Россией и Средней Азией, а проводимую им самостоятельную внешнюю политику рассматривает в качестве ключевой угрозы своему глобальному доминированию.

Развязываемая Вашингтоном мировая война отличается от предыдущей отсутствием фронтовых столкновений враждующих армий. Она ведется на основе использования современных информационно-когнитивных технологий с опорой на «мягкую силу» и ограниченное применение военной силы в формате карательных операций по наказанию лишенного возможности к сопротивлению противника. Расчет делается на дестабилизацию внутреннего состояния страны-жертвы посредством поражения ее общественного сознания подрывными идеями, ухудшения социально-экономического положения, выращивания разнообразных оппозиционных сил, подкупа продуктивной элиты с целью ослабления институтов государственной власти и свержения легитимного руководства с последующей передачей власти марионеточному правительству.

Такие войны называют гибридными: руководство страны-жертвы до последнего момента не чувствует угрозы со стороны противника, ее политическая воля сковывается бесконечными переговорами и консультациями, иммунитет подавляется демагогической пропагандой, в то время как противник ведет активную работу по разрушению структур ее внутренней и внешней безопасности. В решающий момент происходит их подрыв с военным подавлением возникающих очагов сопротивления. Именно таким образом США добились успеха в холодной войне против СССР, а в настоящее время создают воронки расширяющегося хаоса в стратегически важных регионах Ближнего и Среднего Востока и пытаются восстановить контроль над постсоветским пространством.

«ОРГАНИЗАЦИЯ ВОЕННОГО КОНФЛИКТА МЕЖДУ РОССИЕЙ И ЕВРОПОЙ ДЛЯ США НАИБОЛЕЕ ЖЕЛАТЕЛЬНА»

Организовав государственный переворот и установив полный контроль над структурами украинской государственной власти, Вашингтон делает ставку на превращение этой части Русского мира в плацдарм для военной, информационной, гуманитарной и политической интервенции в Россию с целью переноса хаотической войны на ее территорию, организации революции и последующего расчленения. Расчет делается на то, что у российского общественного сознания отсутствует иммунитет на проникновение агентов влияния с Украины, которая составляет неотъемлемую часть русской духовно-культурной корневой системы. А также на то, что российские вооруженные силы не посмеют применить оружие массового поражения против братского народа.

Развязывая украинско-российскую войну, США втягивают в нее против России страны НАТО, добиваясь одновременно антироссийскими экономическими санкциями ослабления ЕС и закрепляя свой контроль над Брюсселем. Организация военного конфликта между Россией и европейскими странами НАТО на территории Украины является наиболее желательным для США сценарием, для которых войны в Европе всегда были «хорошими». Развязывание такой войны под лозунгами защиты от «российской агрессии» является главной целью установленного американцами в Киеве русофобского режима. Пока он существует, провоцирование войны против России будет продолжаться, в том числе путем террора против русского населения Юго-Востока Украины.

Даже если удастся остановить американскую агрессию на Украине и купировать украинский кризис, не вызывает сомнений неизбежность длительного и существенного ухудшения торгово-экономических отношений между Россией и государствами-членами НАТО, а также другими зависимыми от США странами (Япония, Южная Корея, Канада, Австралия). С учетом высокой внешней зависимости российской экономики, это создает серьезные угрозы национальной безопасности. Наиболее острые из них касаются рисков замораживания валютных активов, отключения российских банков от международных платежных и информационных систем, запретов на поставки высокотехнологической продукции, ухудшения условий российского экспорта.

В настоящее время объем валютных активов Российской Федерации, размещенных в юрисдикции стран НАТО, составляет более 1,2 трлн. долл., в том числе краткосрочных — около 0,8 трлн. долл. Их замораживание может быть частично компенсировано ответными мерами в отношении активов стран НАТО в России, объем которых составляет 1,1 трлн. долл., в том числе долгосрочных — более 0,4 трлн. долл. Эта угроза была бы нейтрализована, если бы денежные власти своевременно организовали вывод российских краткосрочных активов из США и ЕС, что изменило бы сальдо в их сторону. Однако, несмотря на угрозы санкций, продолжается размещение в американских и европейских ценных бумагах российских активов.

Пока не поздно, необходимо срочно распродать валютные активы, размещенные в обязательствах США, Великобритании, Франции, Германии и других стран, участвующих в санкциях против России. Их следует заместить инвестициями в золото и другие драгоценные металлы, в создание запасов высоколиквидных товарных ценностей, в том числе критического импорта, в ценные бумаги стран-членов ЕАЭС, ШОС, БРИКС, а также в капитал международных организаций с российским участием (включая Евразийский банк развития, Межгосбанк СНГ, МИБ, Банк развития БРИКС и др.), расширение инфраструктуры поддержки российского экспорта. В числе элементов последней большое значение имеет создание международных биржевых площадок торговли российскими сырьевыми товарами в российской юрисдикции и за рубли, а также создание международных сетей сбыта и обслуживания российских товаров с высокой добавленной стоимостью.

В отношении наметившейся тенденции примораживания частных активов российских юридических и физических лиц, которым денежные власти западных стран начинают чинить препятствия в возврате денег в Россию, следует продумать меры по введению полного или частичного моратория на обслуживание кредитов и инвестиций из этих стран.

Центральный банк затянул создание национальной платежной системы обслуживания банковских карточек, а также международной системы обмена межбанковской информацией, которые могли бы обезопасить российскую финансовую систему от санкций со стороны находящихся в западной юрисдикции систем расчетно-платежных систем VISA, Mastercard, SWIFT, о чем говорилось уже три года назад. Сейчас создание таких систем международного уровня необходимо поставить в повестку дня очередной встречи стран БРИКС в Уфе с целью обеспечения работы российских платежных инструментов не только внутри страны, но и за рубежом (Приложение 1).

Необходимо выполнить уже неоднократно дававшиеся Президентом России указания о деофшоризации российской экономики, создающей закритическую зависимость ее воспроизводственных контуров от англосаксонских правовых и финансовых институтов и влекущей систематические потери российской финансовой системы до 60 млрд. долл. в год только на разнице в доходности занимаемого и размещаемого капитала. Соответствующие предложения неоднократно направлялись в Министерство финансов и Банк России (Приложение 2). Принятые недавно законодательные инициативы в этом направлении ограничены вопросами налогообложения перемещаемых за рубеж доходов, что не только не устраняет важнейшие мотивы вывоза капитала, но и стимулирует переход налогоплательщиков в иностранную юрисдикцию.

Важно добиться выполнения многократных указаний Президента России о создании национальной инфраструктуры финансового рынка, включая переход к использованию отечественных рейтинговых агентств, аудиторских, юридических и консалтинговых кампаний. Заминка с их исполнением влечет значительные потери национальной финансовой системы вследствие систематического занижения кредитных рейтингов российских заемщиков и недобросовестного поведения западных партнеров.

«БАНК РОССИИ ПРОДОЛЖАЕТ ОБСЛУЖИВАТЬ ИНТЕРЕСЫ ИНОСТРАННОГО КАПИТАЛА»

Чтобы проводить самостоятельную политику, необходимо управлять своим экономическим развитием. Контролируя воспроизводство национальной экономики, противник может манипулировать поведением делового сообщества, критически воздействуя на условия жизнедеятельности общества. Война с ним при таких обстоятельствах не может быть выиграна, что делает невозможным проведение самостоятельной внешней политики. Из этого следует, что самостоятельный внешнеполитический курс руководства России должен быть подкреплен восстановлением национального суверенитета и контроля над воспроизводством и развитием собственной экономики.

Самым же важным условием нейтрализации западных санкций является переход с внешних на внутренние источники кредита. Многократно высказывавшиеся российскими учеными и специалистами предложения по решению этой задачи, безапелляционно отвергаются руководством Банка России, которое продолжает в своей политике ориентироваться на обслуживание интересов иностранного капитала.

До сих пор, несмотря на печальный опыт оттока иностранного спекулятивного капитала в 1998, 2008 и 2014 годах, Банк России продолжает политику полной открытости российского финансового рынка, не предпринимая должных мер, как по противодействию вывозу капитала, так и по созданию внутренних источников кредита. Вследствие этой политики денежная масса в российской экономике формируется, в основном, под иностранные обязательства и остается явно недостаточной для финансирования даже простого воспроизводства основного капитала. Ее результатом стала глубокая внешняя зависимость российской экономики от внешнего рынка, ее сырьевая специализация, деградация инвестиционного сектора и упадок обрабатывающей промышленности, подчиненность финансовой системы интересам иностранного капитала, в пользу которого осуществляется ежегодный трансфер в размере 120-150 млрд. долл. Политика Банка России по завышению процентных ставок и ограничению объема кредита на фоне замораживания внешних источников кредита влечет сжатие денежного предложения, падение производства и инвестиций, а также цепочки банкротств предприятий с негативными социальными последствиями.

Подъем экономики, который по объективному состоянию факторов производства в прошлом году должен был составить 3-5% прироста ВВП, был остановлен последовательным повышением ключевой ставки ЦБ сверх уровня средней рентабельности реального сектора экономики. Это повышение было сделано исходя из стандартной рекомендации МВФ снижать инфляцию путем повышения ставки процента.

На практике такая политика приводит к попаданию экономики в стагфляционную ловушку. За последние два десятилетия проведены многочисленные исследования, свидетельствующие о том, что повышение процентной ставки и сжатие денежной массы, как правило, не приводят к снижению инфляции, но всегда и везде влекут падение производства и инвестиций, а также банковский кризис и лавину банкротств. Кроме того, в наших условиях демонетизации и монополизации экономики они сопровождаются не снижением, а повышением инфляции.

Второй грубой ошибкой ЦБ стал переход к свободному плаванию курса рубля. Не существует научного доказательства его необходимости при таргетировании инфляции. Наоборот, в условиях чрезмерной открытости российской экономики, зависимости ее экспорта от нефтяных цен и высокой доли импорта на потребительском рынке свободное курсообразование несовместимо с обеспечением макроэкономической стабильности. Колебание цен на мировом рынке, атака финансовых спекулянтов или любое другое изменение внешнеэкономических условий может опрокинуть планы по достижению целевого уровня инфляции.

Сочетание этих двух ошибок привело к тому, что, объявив о переходе к таргетированию инфляции, ЦБ достиг прямо противоположных результатов — инфляция подскочила вдвое, надолго подорвано доверие к национальной валюте и самому регулятору. Имея 6-8%-й потенциал ежегодного прироста ВВП и инвестиций, экономика России искусственно загнана в стагфляционную ловушку. Денежные власти ориентируют ее на 5%-е падение при 15%-й инфляции. При этом не исключается еще худший сценарий, чреватый дефолтом крупных российских заемщиков в случае продолжения оттока капитала и падения нефтяных цен. По итогам I квартала 2015 г. можно констатировать резкое ухудшение условий воспроизводства реального сектора российской экономики. Объем выданных ему кредитов сократился почти на полтриллиона рублей, на 60% выросла доля просроченной задолженности. С января с.г. она стала, в целом, убыточной. Суммарная прибыль предприятий сократилась вдвое по сравнению с докризисным 2007-м годом.

Продолжающаяся на этом фоне политика Банка России по дальнейшему сжатию денежной массы усугубляет эти процессы и влечет расстройство всей системы воспроизводства и денежного обращения. Снижение уровня монетизации в прошлом году на 10%, в этом году — на 15-20% неизбежно повлечет соответствующее падение инвестиций и производства, дальнейшее ухудшение финансового положения и массовые банкротства предприятий реального сектора.

Ухудшение условий воспроизводства реального сектора сопровождается поддержанием искусственной сверхприбыльности валютных спекуляций. Если в прошлом году валютные спекуляции на падении рубля давали 30-50% годовых, втягивания ¾ выделяемых Банком России кредитов на рефинансирование банковской системы, то сейчас они дают 40% на повышении курса рубля. Совершая операции валютного РЕПО, Банк России фактически субсидирует валютных спекулянтов, которые конвертируют получаемые под 2% валютные кредиты, приобретают ОФЗ с доходностью 10%, а затем вновь покупают валюту по снизившемуся курсу. Своей политикой Банк России стимулирует валютные спекуляции в ущерб реальному сектору. После повышения курса рубля на 1/3 он почти полностью утратил прирост ценовой конкурентоспособности, полученный в результате прошлогодней девальвации, что создает условия для новой девальвационной волны.

«ДОЛГ РОССИЙСКИХ ЗАЕМЩИКОВ ПЕРЕД ЗАПАДНЫМИ КРЕДИТОРАМИ — 560 МИЛЛИАРДОВ ДОЛЛАРОВ»

Как показывает этот пример, контуры внешнего управления экономической и социальной жизнью, будучи не осознанными, а значит не воспринятыми и не демонтированными, являются не менее опасными, чем прочие виды «сдерживания» России. В неосознанности и постепенности (обыденности) проявляются особенности когнитивного оружия, посредством которого Россию загоняют в навязанную извне колею, институциональные и финансовые ловушки, создают запредельные угрозы национальной безопасности, риск поражения в идущей полным ходом гибридной (экономической, информационной и иной, вплоть до горячей) войны. Внедрение в сознание руководителей и методики работы регуляторов ложных целей и негодных методов позволяет легко ими манипулировать, используя для саморазрушения собственной экономики и подчинения проводимой политики внешним интересам.

Указанные ошибки (на самом деле — контуры внешнего управления) дополняет еще одна догма МВФ о недопустимости валютных ограничений, следование которой оборачивается гигантской утечкой капитала, поощряет коррупцию, влечет офшоризацию экономики и ее чрезвычайную уязвимость от внешних угроз. Несостоятельность этой догмы, ориентированной на обеспечение интересов иностранного спекулятивного и оффшорного капитала, коррупционеров и организованной преступности, доказана как научными исследованиями, так и практическим опытом. Избирательное валютное регулирование и ограничения на трансграничное движение капитала практикуется подавляющим большинством стран, включая США. На системном уровне оно ведется нашими партнерами по БРИКС, весьма преуспевшими в привлечении прямых иностранных инвестиций. Доказана необходимость валютного контроля для отражения спекулятивных атак и обеспечения макроэкономической стабильности.

Если не предпринять срочных мер по кардинальному изменению денежно-кредитной политики в направлении создания внутренних источников долгосрочного кредита и обеспечения устойчивости российской валютно-финансовой системы (Приложение 4), то западные санкции могут остановить воспроизводство экспортно-ориентированных секторов российской экономики, а также парализовать деятельность ряда системообразующих банков и корпораций. В частности, необходимы незамедлительные меры по замещению внешних займов государственных корпораций и банков целевыми кредитами, предоставляемыми Банком России на аналогичных условиях через один из институтов развития или непосредственно под обязательства заемщиков. Однако, как и в прошлом году, Банк России игнорирует негативный эффект западных санкций, усиливая их действие своей жесткой денежной политикой. Тем временем, продолжая политику кредитной экспансии, денежные власти США и ЕС легко манипулируют российским фондовым рынком, критическим образом влияя на воспроизводство российской экономики и создавая конкурентные преимущества своим корпорациям, в том числе для поглощения наиболее ценных активов. Устойчивое развитие российской экономики, ее ремонетизация и модернизация, организация доступного для реального сектора долгосрочного кредита не могут быть обеспечены без исправления этой ошибки.

Общий долг российских заемщиков перед западными кредиторами составляет 560 млрд. долл. при величине валютных резервов 360 млрд.долл. Это создает риск дефолта российской финансовой системы и банкротства многих заемщиков в случае одномоментного затребования кредитов. Его можно устранить путем быстрой деофшоризации экономики, которая могла бы обеспечить прекращение систематического оттока капитала и возврат активов на полтриллиона долларов под российскую юрисдикцию. Важным стимулом к деофшоризации могла бы стать угроза национализации системообразующих корпораций в случае отказа их владельцев от возвращения активов в юрисдикцию России. В качестве премии за возвращение можно использовать замещение внешних кредитов внутренними, предоставляемыми на тех же условиях на принципах проектного финансирования.

«СОХРАНЕНИЕ ЗАВИСИМОГО ПОЛОЖЕНИЯ ЭКОНОМИКИ ВЛЕЧЕТ ПОРАЖЕНИЕ В ГИБРИДНОЙ ВОЙНЕ»

Перечисленными выше мерами далеко не исчерпываются требования по обеспечению экономической безопасности, состояние которой является неудовлетворительным (Приложение 5). Из наиболее острых вопросов, требующих немедленных решений, следует выделить: удручающее состояние инвестиционного сектора, прежде всего — станкостроения, приборостроения, электронной промышленности; деградацию научно-технического потенциала вследствие многократного недофинансирования НИОКР и фактической ликвидации отраслевой науки и проектных институтов в ходе приватизационной кампании; дезорганизацию фундаментальной науки вследствие ее административного зажима в результате реформы РАН; нарастающее технологическое отставание в ключевых направлениях роста нового технологического уклада (нано-, биоинженерные и информационные технологии); чрезмерная зависимость от иностранной техники в критически значимых отраслях (авиационный транспорт, лекарства, информационно-коммуникационное оборудование).

Для преодоления закритической внешней зависимости от импорта иностранной техники необходимы крупномасштабные программы импортозамещения, сбалансированные по материальным, финансовым и трудовым ресурсам. Это невозможно сделать в рамках существующей системы регулирования экономики, в которой утрачены методы планирования, включая составление балансов, целевого программирования, научно-технического прогнозирования, системного проектирования. Необходимо развертывание системы стратегического планирования с централизацией ключевых функций на уровне Президента России (Приложение 6).

Главной угрозой экономических санкций является изоляция России от доступа к новым технологиям. Если ее не нейтрализовать, через несколько лет наша экономика окажется в состоянии необратимого отставания в освоении производств нового технологического уклада, выход которого на длинную волну роста обеспечит перевооружение как промышленности, так и армии на качественно новом уровне эффективности. Чтобы не допустить этого отставания необходимо, с одной стороны, многократно увеличить ассигнования на НИОКР в ключевых направлениях роста нового технологического уклада. А, с другой стороны, обеспечить кардинальное повышение ответственности руководителей институтов развития за эффективное использование выделяемых средств. Для этого необходимо создание современной системы управления научно-техническим развитием страны, охватывающей все стадии научных исследований и научно-производственного цикла и ориентированной на модернизацию экономики на основе нового технологического уклада (Приложение 7).

Охарактеризованные выше предложения по укреплению экономической безопасности страны в условиях разворачиваемой против России мировой гибридной войны ориентированы, в основном, на повышение эффективности работы государственных институтов. Наряду с этим должны поддерживаться благоприятные условия для предпринимательской инициативы и роста частной деловой активности. Кроме предложенных мер по формированию внутренних источников дешевого долгосрочного кредита, они должны включать проведение налогового маневра в целях переноса налоговой нагрузки со сферы производства на сферу потребления (Приложение 8), а также меры по снижению издержек на услуги инфраструктурных отраслей, прежде всего электроэнергетики, непродуманное реформирование которой повлекло многократный рост тарифа в интересах монопольных посредников (Приложение 9).

Реализация перечисленных мер, и, прежде всего, устранение причин стагфляции и создание необходимых условий для экономического роста (Приложение 10) должна быть проведена в течение ближайшего года. В противном случае эскалация экономических санкций против России повлечет разрушение замыкающихся на внешний рынок воспроизводственных контуров и резкое падение уровня доходов субъектов экономической деятельности, остановку многих импортозависимых производств, а также банкротство многих зависимых от внешних источников кредита предприятий. Это повлечет ощутимое падение уровня жизни населения (к концу 2015 г. — до уровня 2003 г., нивелировав позитивный эффект роста доходов в течение 10 лет), что даст возможность нашим противникам перейти к следующей фазе хаотической войны против России.

Без долгосрочного целеполагания, без общей системной работы государства, предприятий и граждан по реализации курса на суверенное развитие в современном социально и технологически передовом понимании — роль России в мире, устойчивость внутреннего социального и экономического порядка не могут быть гарантированы.

Следует дать ясные ориентиры всем социальным группам и общественному мнению по объективному международному и внутреннему положению страны. Без мероприятий информационного и кадрового характера меры по противодействию экономическим угрозам будут недостаточно эффективны.

Россия поставлена в условия борьбы за само свое независимое существование, когда сохранение зависимого положения экономики от западного ядра мировой финансово-экономической системы влечет поражение в развязанной США гибридной войне и угрозу утраты национального суверенитета. Нейтрализация этой угрозы невозможна без смены модели «встраивания» страны в мировую экономику, формирования суверенных источников и механизмов развития, без выстраивания широкой антивоенной коалиции стран на основе механизма равноправного партнерства, взаимной выгоды и уважения национального суверенитета.

В любом случае, требуется дать системный долгосрочный ответ на введенное надолго кредитное и технологическое эмбарго, так как отсутствие ответа провоцирует Запад на введение следующих пакетов эмбарго — торгового и платежного, включая замораживание валютных активов, отключение российских банков от международных платежных и информационных систем, ухудшение условий российского экспорта.

Речь идет о неотложных и системных (взаимообусловленных) мерах по мобилизации государства и общества к отражению угроз самому существованию России как суверенного государства. При этом такие меры объективно должны носить комплексный характер: не только оборона и дипломатия (что относится к области геополитики), но и восстановление контроля над внутренними рынками, в том числе, валютного контроля, а также интеграция с партнерами, формирование эшелонированной системы защиты экономических интересов РФ, мониторинга и опережающего реагирования на растущие угрозы национальной безопасности в области экономики.

Совет Безопасности должен выполнять роль «гражданского Генштаба», формируя адекватный стратегический план противодействия угрозам, в реализации которого участвуют все органы управления экономикой страны.
Неудовлетворенность сложившейся глобальной системой с безраздельным доминированием в ней США характерна для всех стран БРИКС

КАК СТРАНАМ БРИКС ОБЗАВЕСТИСЬ СОБСТВЕННОЙ МЕЖДУНАРОДНОЙ ПЛАТЕЖНОЙ СИСТЕМОЙ
(эта часть документа составлена накануне саммита БРИКС в Уфе — прим. ред.)

Неудовлетворенность сложившейся глобальной системой с безраздельным доминированием в ней США характерна для всех стран БРИКС и может служить цементирующей основой для формирования их валютно-финансового союза на основе поэтапного ослабления зависимости от долларо-центричной системы.

1. Формирование совместной международной платежной системы стран БРИКС с учетом планов по созданию российской национальной платежной системы.

В настоящее время национальные платежные системы существуют во всех странах БРИКС, причем китайская национальная платежная система China UnionPay уже стала международной.

Справочно:
China UnionPay (далее — СUP) как национальная платежная система Китая учреждена в 2002 г. Ее акционерами являются более 200 китайских финансовых учреждений, крупнейшему из которых принадлежит порядка 6% акций. Платежные карты UnionPay (UP) сейчас принимаются почти в 150 и выпускаются более чем в 30 странах. Число принимающих их банкоматов превысило 1 млн., а по количеству выпущенных карт (почти 3,5 млрд. штук или 34% всего мирового выпуска) СUP — глобальный лидер (на Visa приходится около 25% глобального выпуска платежных карт, на Master Card — 19%) В Россию CUP пришла в 2008 г. после подписания соглашения с российским Еврофинанс Моснарбанк о совместном выпуске карты для российских пользователей.

Решаемая в настоящее время в России задача формирования собственной национальной платежной системы должна состыковываться с устоявшимися международными платежными системами. Это можно сделать в сотрудничестве с Китайской стороной, что потребует заключения соответствующего рамочного соглашения. При соответствующих шагах других стран БРИКС возможно успешное продвижение на глобальном рынке (странами с общим населением более 3 миллиардов человек) новой международной платежной системы с карточкой, совместимой со всеми национальными платежными системами стран БРИКС. Россия же может стать пионером выпуска такой карточки в ходе формирования национальной платежной системы.

В случае включения темы выпуска общей платежной карточки БРИКС в повестку дня Саммита в Уфе, в итоговом документе может быть дано поручение центральным банкам и министерствам финансов проработать данный вопрос совместно с Деловым советом БРИКС и представить согласованные практические предложения к очередному Саммиту БРИКС.

2. Учреждение совместного многостороннего агентства по гарантированию инвестиций (типа MIGA в группе Всемирного банка), которое при определении размеров страховой премии будет ориентироваться на оценки рисков рейтинговых агентств стран БРИКС.

3. Разработка международных стандартов определения рейтингов и деятельности рейтинговых агентств в целях снижения системного искажения оценки рискованности котирующихся на рынке активов в пользу той или иной страны, а также обеспечение унифицированного международного регулирования рейтинговых агентств. На уровне стран БРИКС определить соответствующие процедуры сертификации и лицензирования рейтинговых агентств, оценки которых должны иметь международное признание. Можно использовать в этих целях формируемый Банк развития БРИКС. Аналогичный подход следует применить и к деятельности аудиторских компаний и юридических консультантов.

4. Создание собственной глобальной системы международных расчетов, альтернативной ныне доминирующей в межбанковских расчетах системе SWIFT, что даст импульс расширению использования ГЛОНАСС, а также развитию оптоволоконных коммуникаций.

5. Согласование правил действия национальных денежных властей при необходимости защиты своих валютно-финансовых систем от спекулятивных атак и подавления связанной с ними турбулентности. Вопреки позиции США и МВФ, целесообразно договориться о признании необходимости создания национальных систем защиты от глобальных рисков финансовой дестабилизации, включающих: а) институт резервирования по валютным операциям движения капитала; б) налог на доходы от продажи активов нерезидентами, ставка, которого зависит от срока владения активом; в) налог Тобина (в том числе, на операции с иностранными валютами — налог на вывоз капитала); г) предоставление странам возможности введения ограничений на трансграничное перемещение капитала по операциям, представляющим угрозу национальной безопасности.

6. Обсуждение совместной инициативы по формированию системы международного регулирования глобальной информационной инфраструктуры.

С учетом глобального значения Интернета, платежных систем, систем межбанковских расчетов, операционных компьютерных систем и иных коммуникативных средств обеспечения миропорядка следует вывести вопросы их администрирования из национального ведения на глобальный уровень и принять (так, как это обстоит в других важных глобальных вопросах — климата, мореплавания и др.) международные соглашения и правила, исключающие дискриминационный доступ к этим мировым инфраструктурам.

7. Создание интеллектуально-прогностической сети научных институтов стран БРИКС с целью разработки новой архитектуры глобальной валютно-финансовой системы, выработки совместных планов развития, определения общих интересов и мер их реализации, а также рекомендаций в области интеграционной политики (в противовес Вашингтонскому консенсусу, новую парадигму экономической политики можно было бы назвать консенсусом БРИКС).

Продолжение вот тут


Совет безопасности и он

Советник президента Сергей Глазьев 15 сентября должен представить межведомственной комиссии Совета безопасности РФ доклад о дополнительных мерах по преодолению экономических санкций против РФ. В проекте доклада, с которым ознакомился "Ъ", есть рецепты, которые удовлетворят самого рьяного сторонника экономического суверенитета РФ: от разрешения компаниям не платить по долгу кредиторам из враждебных стран до невозврата НДС при сырьевом экспорте.
Как стало известно "Ъ", 15 сентября межведомственная комиссия Совета безопасности РФ по безопасности в экономической и социальной сфере в закрытом режиме заслушает доклад советника президента Сергея Глазьева по вопросу "О дополнительных мерах по нейтрализации угроз экономической безопасности РФ в условиях международных санкций". Комиссия, представленная заместителями министров и глав профильных госструктур, с февраля 2009 года является по указу Владимира Путина подразделением Совбеза, готовящего предложения для этого консультативного органа. С проектом доклада "Конкурентный потенциал России и пути его реализации для обеспечения национальной безопасности" удалось ознакомиться "Ъ".

Повестка дна

Надежды на то, что к осени экономика России начнет подавать признаки жизни или даже выйдет из рецессии, похоже, не оправдались. Скорее всего, стоит ждать и дальнейшего снижения уровня жизни, и новых проблем, причем не только в конце 2015 года, но и в 2016-м На сегодняшний день текст — наиболее целостный программный доклад сторонников "модернизационного рывка" мобилизационного типа из кругов, близких к Отделению общественных наук РАН. Задача документа — представить "в дополнение к принятым правительством" мерам по обеспечению 5-процентного роста ВВП программу действий власти по увеличению долгосрочной конкурентоспособности экономики РФ. Впрочем, реальные проблемы, решить которые предлагает Сергей Глазьев, много шире. Это рост промышленного выпуска на 30-35%, увеличение в рамках перехода к "экономике знаний" доли в ВВП расходов на образование, здравоохранение и соцполитику с 6,5% до около 40% (цифры по первоисточнику), наращивание "нормы накопления (валовые накопления в ВВП.— "Ъ")" до 35-45%. Программу, предупреждает Сергей Глазьев, следует реализовать в течение следующих пяти лет, то есть до 2020 года . Только так можно избежать "стагфляционной ловушки", угроз "экономической безопасности" и "внешнего контроля над инфраструктурой управления", избежать участи мировой "периферии", угнетаемой "неэквивалентным обменом",— и войти в новое "ядро мировой экономической системы" вопреки воле стран нынешнего "ядра".

Работа продолжает развивавшиеся в 80-90 годы XX века работы академика РАН Дмитрия Львова (умер в 2007 году) в рамках неошумпетерианской теории "смены технологических укладов", за пределами научных кругов СССР развития не имевшей. Работа господина Глазьева содержит ряд оригинальных дополнений в социал-демократическом духе. Так, со ссылкой на нобелиатов 2009 года Элинор Острем и Оливера Уильямсона (работы по управлению коллективными правами) предлагается стимулировать создание в РФ "народных предприятий" (до 10% от общего числа в экономике) и организации в остальных секторах "советов работников, научно-инженерных советов, советов управляющих" наряду с собственниками. Это роднит проект с разработками "ускорения научно-технологического прогресса СССР" в 80-х.

Бездонный оптимизм

В Минэкономики верят, что начиная с четвертого квартала 2015 года экономика России будет расти не менее чем на 5% в квартал. Это следует из корректировок макроэкономического прогноза министерства, которые обнародовал министр Алексей Улюкаев. При этом прогноз министерства стал хуже, но остается оптимистичнее консенсуса — это вряд ли хорошая новость для бюджета, который будет строиться на его основе
Больший интерес представляют предложения Сергея Глазьева, ориентированные на связанную с санкциями против РФ текущую политическую конъюнктуру. Пройдя по "цепочке" Совета безопасности РФ, отдельные инициативы (как это ранее случалось с темами информационной и продовольственной безопасности) могут стать предметом поручений президента — несмотря на то что общая логика господина Глазьева с идеологией правительства Дмитрия Медведева и руководства Банка России несовместимы.
Идеи Сергея Глазьева разбиты на шесть блоков. Первый — "Переход к суверенной денежно-кредитной политике" (ДКП). Эти идеи предполагают открытое манипулирование ("системное управление") ДКП по всем параметрам — от ставок до валютной позиции банковской системы.
Так, программа предполагает рефинансирование ЦБ по ставке 2% "целевых" кредитов промышленности на один-пять лет не менее чем на 3 трлн руб. (конечная ставка для компаний — 4%), кредиты под 1% годовых институтам развития — на не менее чем 2 трлн руб., рефинансирование ЦБ через ВЭБ компаний и банков — на 5 трлн руб. и по госпрограмме импортозамещения — на не менее 3 трлн руб.
В целом эмиссионная программа по предложениям составляет 20 трлн руб. на пятилетку. При этом Сергей Глазьев выдвигает довольно необычную идею поддержки частных компаний: их господдержка осуществляется при "встречных обязательствах перед государством по производству продукции (или оказанию услуг) в определенном объеме в определенные сроки по определенным ценам". В противном случае на частные компании возлагается долг перед государством "в размере стоимости непроизведенной продукции" (дальнейшая судьба этого долга докладом не обсуждается).

Как нефть развернула рубль

31 августа цена нефти Brent на срочном рынке впервые с июля поднялась выше уровня $50 за баррель. Активная игра на повышение ведется на фоне спада добычи нефти в США и готовности стран ОПЕК к переговорам с другими производителями с целью "достижения справедливой цены". В выигрыше, как обычно, оказался рубль: курс доллара на биржевых торгах упал
Раздел "Стабилизация курса рубля, прекращение утечки капитала, дедолларизация экономики" содержит набор мер по "остановке спекулятивного вихря" на валютном рынке. Де-факто это предложение жесткого валютного контроля ("запрет на покупку валюты юридическими лицами без оснований совершения платежных операций") с рядом инноваций. Так, предполагается "временный налог (резервирование средств)" на конвертационные операции и трансграничные платежи. Господин Глазьев также предлагает не только "введение обязательной продажи валютной выручки", но и "законодательное запрещение займов нефинансовых организаций" в валюте в принципе. Еще одна идея — "введение контроля за трансграничными операциями капитального характера посредством открытого лицензирования", а также требование "аргументированного обоснования" экспорта капитала с позиции "пользы" его для экономики РФ.

Раздел "Стабилизация цен" (очевидно, необходимый после реализации двух предыдущих) требует в первую очередь "временного замораживания цен на товары ежедневного потребительского спроса"; установления предельной "маржи торговой системы" 25% между "ценой производителя" и розничной ценой; права для ФАС при колебании цены "резко возвращать ее на прежний уровень" (видимо, административными распоряжениями). Господин Глазьев также предлагает отказаться от ежегодной индексации тарифов госмонополий с их "среднесрочной фиксацией". Отдельным подразделом идет "рационализация электроэнергетики" с "устранением негативных последствий реформирования РАО ЕЭС" . В этом блоке интересны не столько ожидаемые предложения по откату реформ в отрасли (возврат полномочий Минэнерго, слияние коммерческого и технологического оператора системы, "комплексные схемы" развития ЖКХ и энергетики в регионах), но и "нормирование рентабельности в секторах экономики", снабжающих инфраструктурные госмонополии.
Эти идеи атакуют по большей части строительные группы и менеджмент "Газпрома", "Транснефти", РЖД, "Россетей". Но есть и предложения, которые заинтересуют все крупнейшие компании РФ. Это "восстановление" экспортных пошлин на металлы и химпродукцию и "прекращение возврата НДС по экспорту углеводородов", равно как и другого сырья — для "стимулирования его глубокой переработки".

Почему Евросоюз продлевает санкции против России

Комитет постоянных представителей стран—членов ЕС принял решение о продлении до марта 2016 года действия индивидуальных санкций против граждан России и Украины, ответственных, по мнению ЕС, за подрыв территориальной целостности и суверенитета Украины. Окончательно решение будет утверждено Советом ЕС 14 сентября, но, по информации источника в ЕС, «политическое решение принято»
"Нейтрализация антироссийских санкций" — следующий раздел предложений интересен в первую очередь идеей разрешения компаниям объявлять форс-мажор по "отношению к кредитам, предоставленным странами, которые ввели финансовые санкции против РФ" — на деле это примерно равно легализации отказа от погашения всего частного внешнего долга. Резервы ЦБ, Резервный фонд и Фонд национального благосостояния Сергей Глазьев рекомендует конвертировать в золото и "обязательства стран БРИКС", с которыми следует создать "систему международных банковских расчетов, независимую от давления стран НАТО и замещающую (дополняющую) SWIFT" и "платежную систему по банковским картам", совместимую с китайской UnionPay. Новая идея по деофшоризации — расторжение соглашений по двойному налогообложению с Кипром и Люксембургом, 30-процентный налог "на все операции" с "не сотрудничающими" с РФ офшорными юрисдикциями.

Наконец, ряд "стратегических" и "социально значимых" предприятий Сергей Глазьев рекомендует "не допускать" перехода в руки иностранцев в принципе: при их банкротстве (которое в ряде случаев при применяемой политике выглядит очень вероятным) на их базе советник президента и предлагает организовывать вышеописанные "народные предприятия". Блок инициатив по "Гармонизации интересов субъектов хозяйственной деятельности" раскрывает эту тему чуть полнее со ссылкой на "положительный опыт", накопленный в этой сфере в Липецкой области.

Венчает эту стройную систему запретов и стимулов глава "Развертывание системы стратегического управления". Это создание Государственного комитета по стратегическому планированию при президенте РФ (ГКСП) с "координационным" подчинением ему правительства де-факто и Государственного комитета по научно-техническому развитию РФ (ГКНТР) — также при главе государства, но уже внутри Белого дома. Две последние структуры повторяют дизайн госорганов Ирана, создававшихся после 1994 года для попытки преодоления санкций США и ЕС. В данном случае, очевидно, имеет место чистое совпадение.

PS. По сути, это несколько измененная прошлогодняя программа Глазьева, которая выдвигалась в условиях начала конфликта на Украине и разгорающегося противостояния с США. Тогда выбор был сделан в пользу других рецептов, которые очевидно не смогли остановить спад в экономике и купировать проблемы с санкциями.

ПЛАН ГЛАЗЬЕВА

1. Перевод госактивов и счетов в долларах и евро из стран, входящих в блок НАТО, в нейтральные.

2. Возвращение всех принадлежащих государству ценностей (драгметаллы, произведения искусства и т. д.) в Россию.

3. Продажа облигаций стран НАТО до введения санкций.

4. Прекращение экспорта золота, драгоценных и редкоземельных металлов.

5. Валютно-кредитный своп с Китаем для финансирования критического импорта и перехода на расчеты в национальных валютах.

6. Создание собственной системы обмена межбанковской информацией для платежей и расчетов в Таможенном союзе, СНГ, со странами-партнерами по аналогии SWIFT.

7. Создание платежной системы расчетов по банковским карточкам в "Евразэс", которая замкнула бы в том числе расчеты по системам Visa и MasterCard.

8. Ограничение валютной позиции банков, введение предварительного декларирования крупных неторговых валютных операций. Введение в будущем налога на вывоз капитала и финансовые спекуляции.

9. Переход на расчеты в торговле в Таможенном союзе и с другими странами в национальных валютах. Заключение новых контрактов на экспорт углеводородов в рублях.

10. Валютно-кредитные свопы со странами для финансирования торговли.

11. Быстрое сокращение в резервах долларовых инструментов и долговых обязательств перед странами, поддерживающими санкции.

12. Замещение займов госкорпораций и госбанков в долларах и евро рублевыми на тех же условиях, проведение для этого целевой эмиссии с размещением посредством ВЭБа.

13. Разъяснительная работа с населением о целесообразности перевода евровых и долларовых депозитов в рубли. В случае замораживания активов ЦБ и госбанков в США и ЕС — замораживание обязательств банков в долларах и евро.

14. В ответ на торговое эмбарго — осуществление критически важных операций через белорусские и казахстанские предприятия.

15. Перевод в национальную юрисдикцию зарегистрированных в офшорах прав собственности на стратегические предприятия, на объекты недропользования и недвижимость.

В силу того, что даже в официальных заявлениях оптимизм соседствует с пессимистическими оценками, то вполне естественно, что идут поиски альтернатив, которые если брать внутриэлитные расклады в первую очередь натыкается на предложения фигур вроде Глазьева или Белоусова, которые имеют "доступ к телу", но в целом их точка зрения заметно уступают мощному либерально-монетарному лобби.

То что предлагает Глазьев, это своеобразная модель госкапитализма с элементами плановой экономики и повышением уровня экономической автаркии. Подобные модели предлагались и ранее, особенно в бытность президентства Медведева, когда была популярна болтовня про "инновационные рывки" и "модернизацию". Тогда от них отмахивались по принципу "зачем что-то менять, если и так нормально". Так и было, пока нефть не полетела вниз, а Россия вступила в конфронтацию с США, где прежняя экономическая модель оказалась неадекватна тем задачам, которые Россия должна решить в ходе конфликта (начиная с собственного самовыживания как страны проводящяй субъектную внешнюю политику). Поэтому появление нового издания программы Глазьева не удивляет. Другой вопрос, что перешибить инерционный курс, за которым стоят интересы олигархических групп и руководства части гос.корпораций будет проблематично.Курс Глазьева, это курс на переобустройство экономики для длительной конфронтации. Значительная часть бизнес-элит сейчас наоборот заинтересована в том, чтобы любой ценой прекратить идущий конфликт. Поэтому проект Глазьева безусловно встретит сильное противодействие. Как на уровне обструкции в либеральной прессе, так и в рамках внутриэлитного и аппаратного противодействия. С точки зрения объективной пользы для страны, то что предлагает Глазьев выглядит разумными мерами (пускай и ограниченными) в условиях наличных ресурсов и возможностей. Во всяком случае эти предложения выглядят более разумными, нежели то, что предлагают либералы в проектах вроде "Россия-2020".

UPD: В Кремле уже открестились от этого плана.

Мы знаем, что он экономист, знаем, что он порой исходит из академического своего бэкграунда и высказывает экспертную точку зрения по тем или иным моментам. И далеко не всегда эта точка зрения является выражением официальной позиции президента или администрации президента» (с) Песков

В СМИ сообщают, что в самое ближайшее время на рассмотрение руководства будет выдвинута новая программа Глазьева по переобустройству экономики в условиях санкций и продолжающегося конфликта с США.

Совет безопасности и он

Советник президента Сергей Глазьев 15 сентября должен представить межведомственной комиссии Совета безопасности РФ доклад о дополнительных мерах по преодолению экономических санкций против РФ. В проекте доклада, с которым ознакомился "Ъ", есть рецепты, которые удовлетворят самого рьяного сторонника экономического суверенитета РФ: от разрешения компаниям не платить по долгу кредиторам из враждебных стран до невозврата НДС при сырьевом экспорте.
Как стало известно "Ъ", 15 сентября межведомственная комиссия Совета безопасности РФ по безопасности в экономической и социальной сфере в закрытом режиме заслушает доклад советника президента Сергея Глазьева по вопросу "О дополнительных мерах по нейтрализации угроз экономической безопасности РФ в условиях международных санкций". Комиссия, представленная заместителями министров и глав профильных госструктур, с февраля 2009 года является по указу Владимира Путина подразделением Совбеза, готовящего предложения для этого консультативного органа. С проектом доклада "Конкурентный потенциал России и пути его реализации для обеспечения национальной безопасности" удалось ознакомиться "Ъ".


Повестка дна

Надежды на то, что к осени экономика России начнет подавать признаки жизни или даже выйдет из рецессии, похоже, не оправдались. Скорее всего, стоит ждать и дальнейшего снижения уровня жизни, и новых проблем, причем не только в конце 2015 года, но и в 2016-м На сегодняшний день текст — наиболее целостный программный доклад сторонников "модернизационного рывка" мобилизационного типа из кругов, близких к Отделению общественных наук РАН. Задача документа — представить "в дополнение к принятым правительством" мерам по обеспечению 5-процентного роста ВВП программу действий власти по увеличению долгосрочной конкурентоспособности экономики РФ. Впрочем, реальные проблемы, решить которые предлагает Сергей Глазьев, много шире. Это рост промышленного выпуска на 30-35%, увеличение в рамках перехода к "экономике знаний" доли в ВВП расходов на образование, здравоохранение и соцполитику с 6,5% до около 40% (цифры по первоисточнику), наращивание "нормы накопления (валовые накопления в ВВП.— "Ъ")" до 35-45%. Программу, предупреждает Сергей Глазьев, следует реализовать в течение следующих пяти лет, то есть до 2020 года. Только так можно избежать "стагфляционной ловушки", угроз "экономической безопасности" и "внешнего контроля над инфраструктурой управления", избежать участи мировой "периферии", угнетаемой "неэквивалентным обменом",— и войти в новое "ядро мировой экономической системы" вопреки воле стран нынешнего "ядра".

Работа продолжает развивавшиеся в 80-90 годы XX века работы академика РАН Дмитрия Львова (умер в 2007 году) в рамках неошумпетерианской теории "смены технологических укладов", за пределами научных кругов СССР развития не имевшей. Работа господина Глазьева содержит ряд оригинальных дополнений в социал-демократическом духе. Так, со ссылкой на нобелиатов 2009 года Элинор Острем и Оливера Уильямсона (работы по управлению коллективными правами) предлагается стимулировать создание в РФ "народных предприятий" (до 10% от общего числа в экономике) и организации в остальных секторах "советов работников, научно-инженерных советов, советов управляющих" наряду с собственниками. Это роднит проект с разработками "ускорения научно-технологического прогресса СССР" в 80-х.

Бездонный оптимизм

В Минэкономики верят, что начиная с четвертого квартала 2015 года экономика России будет расти не менее чем на 5% в квартал. Это следует из корректировок макроэкономического прогноза министерства, которые обнародовал министр Алексей Улюкаев. При этом прогноз министерства стал хуже, но остается оптимистичнее консенсуса — это вряд ли хорошая новость для бюджета, который будет строиться на его основе.

Больший интерес представляют предложения Сергея Глазьева, ориентированные на связанную с санкциями против РФ текущую политическую конъюнктуру. Пройдя по "цепочке" Совета безопасности РФ, отдельные инициативы (как это ранее случалось с темами информационной и продовольственной безопасности) могут стать предметом поручений президента — несмотря на то что общая логика господина Глазьева с идеологией правительства Дмитрия Медведева и руководства Банка России несовместимы.

Идеи Сергея Глазьева разбиты на шесть блоков. Первый — "Переход к суверенной денежно-кредитной политике" (ДКП). Эти идеи предполагают открытое манипулирование ("системное управление") ДКП по всем параметрам — от ставок до валютной позиции банковской системы.

Так, программа предполагает рефинансирование ЦБ по ставке 2% "целевых" кредитов промышленности на один-пять лет не менее чем на 3 трлн руб. (конечная ставка для компаний — 4%), кредиты под 1% годовых институтам развития — на не менее чем 2 трлн руб., рефинансирование ЦБ через ВЭБ компаний и банков — на 5 трлн руб. и по госпрограмме импортозамещения — на не менее 3 трлн руб.

В целом эмиссионная программа по предложениям составляет 20 трлн руб. на пятилетку. При этом Сергей Глазьев выдвигает довольно необычную идею поддержки частных компаний: их господдержка осуществляется при "встречных обязательствах перед государством по производству продукции (или оказанию услуг) в определенном объеме в определенные сроки по определенным ценам". В противном случае на частные компании возлагается долг перед государством "в размере стоимости непроизведенной продукции" (дальнейшая судьба этого долга докладом не обсуждается).

Как нефть развернула рубль

31 августа цена нефти Brent на срочном рынке впервые с июля поднялась выше уровня $50 за баррель. Активная игра на повышение ведется на фоне спада добычи нефти в США и готовности стран ОПЕК к переговорам с другими производителями с целью "достижения справедливой цены". В выигрыше, как обычно, оказался рубль: курс доллара на биржевых торгах упал

Раздел "Стабилизация курса рубля, прекращение утечки капитала, дедолларизация экономики" содержит набор мер по "остановке спекулятивного вихря" на валютном рынке. Де-факто это предложение жесткого валютного контроля ("запрет на покупку валюты юридическими лицами без оснований совершения платежных операций") с рядом инноваций. Так, предполагается "временный налог (резервирование средств)" на конвертационные операции и трансграничные платежи. Господин Глазьев также предлагает не только "введение обязательной продажи валютной выручки", но и "законодательное запрещение займов нефинансовых организаций" в валюте в принципе. Еще одна идея — "введение контроля за трансграничными операциями капитального характера посредством открытого лицензирования", а также требование "аргументированного обоснования" экспорта капитала с позиции "пользы" его для экономики РФ.

Раздел "Стабилизация цен" (очевидно, необходимый после реализации двух предыдущих) требует в первую очередь "временного замораживания цен на товары ежедневного потребительского спроса"; установления предельной "маржи торговой системы" 25% между "ценой производителя" и розничной ценой; права для ФАС при колебании цены "резко возвращать ее на прежний уровень" (видимо, административными распоряжениями). Господин Глазьев также предлагает отказаться от ежегодной индексации тарифов госмонополий с их "среднесрочной фиксацией". Отдельным подразделом идет "рационализация электроэнергетики" с "устранением негативных последствий реформирования РАО ЕЭС". В этом блоке интересны не столько ожидаемые предложения по откату реформ в отрасли (возврат полномочий Минэнерго, слияние коммерческого и технологического оператора системы, "комплексные схемы" развития ЖКХ и энергетики в регионах), но и "нормирование рентабельности в секторах экономики", снабжающих инфраструктурные госмонополии.

Эти идеи атакуют по большей части строительные группы и менеджмент "Газпрома", "Транснефти", РЖД, "Россетей". Но есть и предложения, которые заинтересуют все крупнейшие компании РФ. Это "восстановление" экспортных пошлин на металлы и химпродукцию и "прекращение возврата НДС по экспорту углеводородов", равно как и другого сырья — для "стимулирования его глубокой переработки".

Почему Евросоюз продлевает санкции против России

Комитет постоянных представителей стран—членов ЕС принял решение о продлении до марта 2016 года действия индивидуальных санкций против граждан России и Украины, ответственных, по мнению ЕС, за подрыв территориальной целостности и суверенитета Украины. Окончательно решение будет утверждено Советом ЕС 14 сентября, но, по информации источника в ЕС, «политическое решение принято»

"Нейтрализация антироссийских санкций" — следующий раздел предложений интересен в первую очередь идеей разрешения компаниям объявлять форс-мажор по "отношению к кредитам, предоставленным странами, которые ввели финансовые санкции против РФ" — на деле это примерно равно легализации отказа от погашения всего частного внешнего долга. Резервы ЦБ, Резервный фонд и Фонд национального благосостояния Сергей Глазьев рекомендует конвертировать в золото и "обязательства стран БРИКС", с которыми следует создать "систему международных банковских расчетов, независимую от давления стран НАТО и замещающую (дополняющую) SWIFT" и "платежную систему по банковским картам", совместимую с китайской UnionPay. Новая идея по деофшоризации — расторжение соглашений по двойному налогообложению с Кипром и Люксембургом, 30-процентный налог "на все операции" с "не сотрудничающими" с РФ офшорными юрисдикциями.

Наконец, ряд "стратегических" и "социально значимых" предприятий Сергей Глазьев рекомендует "не допускать" перехода в руки иностранцев в принципе: при их банкротстве (которое в ряде случаев при применяемой политике выглядит очень вероятным) на их базе советник президента и предлагает организовывать вышеописанные "народные предприятия". Блок инициатив по "Гармонизации интересов субъектов хозяйственной деятельности" раскрывает эту тему чуть полнее со ссылкой на "положительный опыт", накопленный в этой сфере в Липецкой области.

Венчает эту стройную систему запретов и стимулов глава "Развертывание системы стратегического управления". Это создание Государственного комитета по стратегическому планированию при президенте РФ (ГКСП) с "координационным" подчинением ему правительства де-факто и Государственного комитета по научно-техническому развитию РФ (ГКНТР) — также при главе государства, но уже внутри Белого дома. Две последние структуры повторяют дизайн госорганов Ирана, создававшихся после 1994 года для попытки преодоления санкций США и ЕС. В данном случае, очевидно, имеет место чистое совпадение.

http://www.kommersant.ru/doc/2805251 - цинк

PS. По сути, это несколько измененная прошлогодняя программа Глазьева, которая выдвигалась в условиях начала конфликта на Украине и разгорающегося противостояния с США. Тогда выбор был сделан в пользу других рецептов, которые очевидно не смогли остановить спад в экономике и купировать проблемы с санкциями.

ПЛАН ГЛАЗЬЕВА

1. Перевод госактивов и счетов в долларах и евро из стран, входящих в блок НАТО, в нейтральные.

2. Возвращение всех принадлежащих государству ценностей (драгметаллы, произведения искусства и т. д.) в Россию.

3. Продажа облигаций стран НАТО до введения санкций.

4. Прекращение экспорта золота, драгоценных и редкоземельных металлов.

5. Валютно-кредитный своп с Китаем для финансирования критического импорта и перехода на расчеты в национальных валютах.

6. Создание собственной системы обмена межбанковской информацией для платежей и расчетов в Таможенном союзе, СНГ, со странами-партнерами по аналогии SWIFT.

7. Создание платежной системы расчетов по банковским карточкам в "Евразэс", которая замкнула бы в том числе расчеты по системам Visa и MasterCard.

8. Ограничение валютной позиции банков, введение предварительного декларирования крупных неторговых валютных операций. Введение в будущем налога на вывоз капитала и финансовые спекуляции.

9. Переход на расчеты в торговле в Таможенном союзе и с другими странами в национальных валютах. Заключение новых контрактов на экспорт углеводородов в рублях.

10. Валютно-кредитные свопы со странами для финансирования торговли.

11. Быстрое сокращение в резервах долларовых инструментов и долговых обязательств перед странами, поддерживающими санкции.

12. Замещение займов госкорпораций и госбанков в долларах и евро рублевыми на тех же условиях, проведение для этого целевой эмиссии с размещением посредством ВЭБа.

13. Разъяснительная работа с населением о целесообразности перевода евровых и долларовых депозитов в рубли. В случае замораживания активов ЦБ и госбанков в США и ЕС — замораживание обязательств банков в долларах и евро.

14. В ответ на торговое эмбарго — осуществление критически важных операций через белорусские и казахстанские предприятия.

15. Перевод в национальную юрисдикцию зарегистрированных в офшорах прав собственности на стратегические предприятия, на объекты недропользования и недвижимость.

http://www.vestifinance.ru/articles/42212 - цинк

В силу того, что даже в официальных заявлениях оптимизм соседствует с пессимистическими оценками, то вполне естественно, что идут поиски альтернатив, которые если брать внутриэлитные расклады в первую очередь натыкается на предложения фигур вроде Глазьева или Белоусова, которые имеют "доступ к телу", но в целом их точка зрения заметно уступают мощному либерально-монетарному лобби.

То что предлагает Глазьев, это своеобразная модель госкапитализма с элементами плановой экономики и повышением уровня экономической автаркии. Подобные модели предлагались и ранее, особенно в бытность президентства Медведева, когда была популярна болтовня про "инновационные рывки" и "модернизацию". Тогда от них отмахивались по принципу "зачем что-то менять, если и так нормально". Так и было, пока нефть не полетела вниз, а Россия вступила в конфронтацию с США, где прежняя экономическая модель оказалась неадекватна тем задачам, которые Россия должна решить в ходе конфликта (начиная с собственного самовыживания как страны проводящяй субъектную внешнюю политику). Поэтому появление нового издания программы Глазьева не удивляет. Другой вопрос, что перешибить инерционный курс, за которым стоят интересы олигархических групп и руководства части гос.корпораций будет проблематично.Курс Глазьева, это курс на переобустройство экономики для длительной конфронтации. Значительная часть бизнес-элит сейчас наоборот заинтересована в том, чтобы любой ценой прекратить идущий конфликт. Поэтому проект Глазьева безусловно встретит сильное противодействие. Как на уровне обструкции в либеральной прессе, так и в рамках внутриэлитного и аппаратного противодействия. С точки зрения объективной пользы для страны, то что предлагает Глазьев выглядит разумными мерами (пускай и ограниченными) в условиях наличных ресурсов и возможностей. Во всяком случае эти предложения выглядят более разумными, нежели то, что предлагают либералы в проектах вроде "Россия-2020".

UPD: В Кремле уже открестились от этого плана.

Мы знаем, что он экономист, знаем, что он порой исходит из академического своего бэкграунда и высказывает экспертную точку зрения по тем или иным моментам. И далеко не всегда эта точка зрения является выражением официальной позиции президента или администрации президента» (с) Песков

 
Статьи по теме:
Лидеры и аутсайдеры Какие страны относятся к аутсайдерам
15-02-2010 13:18 Страны-аутсайдеры получили прозвище PIGS (свиньи) Появившаяся с легкой руки экономистов Goldman Sachs аббревиатура , объединяющая потенциальных экономических лидеров, стала обрастать клонами. Для потенциальных аутсайдеров - Португалии,
Комиссия по градостроительству, государственной собственности и землепользованию
1. Комиссия по землепользованию и застройке (далее - Комиссия) создается в целях подготовки Правил землепользования и застройки в соответствии с Градостроительным Земельным кодексами Российской Федерации, а также для решения следующих задач: Рассмотрение
Что такое сборные конструкции?
Унифицированные, заводского изготовления конструкции. Сборные конструкции в строительстве, конструкции, собираемые (монтируемые) из готовых элементов, не требующих дополнительной обработки (обрезки, подгонки и пр.) на месте строительства. Элементы сборны
Устойчивость и надежность банка
2.2 Анализ депозитных операций ПАО «Сбербанк России» Привлечение средств частных клиентов и обеспечение их сохранности остаются основой бизнеса ПАО «Сбербанк России» привлекает средства в срочные депозиты, вклады до востребования, включая банковские карты