Является ли юань резервной валютой. Юань добился своего

Международный валютный фонд (МВФ) объявил, что китайская валюта присоединится к фонду корзины резервных валют. В настоящее время в нее входят доллар США, евро, иена и фунт. Принимая такое решение, МВФ заявил, что юань «соответствует всем существующим критериям» и должен стать частью корзины в октябре 2016 года. Последние изменения в корзине валют происходили в 2000 году, когда евро заменил немецкую марку и франк.

Глава фонда Кристин Лагард прокомментировала событие, отметив, что это «важная веха в интеграции китайской экономики в мировую финансовую систему». Кристин Лагард добавила также, что это является признанием прогресса, которого добились китайские власти в последние годы на пути реформирования денежно-кредитной и финансовой систем Китая. Обеспокоенность тем, что Пекин поддерживает курс юаня искусственно низким, чтобы помочь экспортерам, было одной из причин, почему МВФ не пошел на такие действия раньше.

Таким образом, юань вошел вы число специальных прав заимствования (SDR) - актив, созданный МВФ. Он используется для операций между центральными банками и МВФ, и задействован в кредитовании проблемных стран, таких как, к примеру, Греция, когда МВФ предоставляет им финансовую помощь.

Китай является второй в мире по величине экономикой после США и надеялся на то, что юань станет резервной валютой еще в прошлом году. То, что юань был включен в состав мировых резервных валют, – явное заявление о том, изменилась как мировая экономика. Это также будет очень выгодно для Китая. Сейчас некоторые аналитики заговорили о том, что к 2030 году юань станет одной из трех основных мировых валют, наряду с долларом и евро.

Таким образом, крупнейшую долю в корзине валют сохранит доллар - 41,73%. Доля евро составит 30,93% против 37,4% до этого, а юань станет третьей по весу валютой в корзине (10,92%). Доли иены и фунта составят 8,33 и 8,09% соответственно. До включения юаня доля доллара в корзине SDR составляла 41,9%, фунта стерлингов - 11,3% и иены - 9,4%.

МВФ своим решением включить китайский юань в корзину резервных валют дал Поднебесной зеленый свет: валюта этой страны будет занимать все большую долю рынка международных расчетов, указывает старший аналитик «Альпари» Анна Бодрова. На текущий момент юань недооценен рынка примерно на 10-12% - точную цифру назвать невозможно, так как это весьма приблизительные расчеты. Корзина же МВФ SDR - это своеобразное резервное платежное средство, внутри которого есть возможность сальдирования. Это значит, что юанем страны теперь смогут покрывать свои дефицит и сальдо. Это открывает все новые возможности для продвижения китайской валюты на мировую арену. По мнению эксперта, спустя десять лет юань все-таки составит серьезную конкуренцию доллару.

Данную новость вице-президент инвесткомпании «ТН-Капитал» Александр Жданов оценивает как позитивную и давно ожидаемую. Китай давно ведет переговоры об увеличении своей доли в МВФ практически вдвое – до 6,2%, при этом он стал третей страной по величине взносов в фонд, а его валюта в это время в список включена не была. При этом юань будет отличаться от других резервных валют, прежде всего тем, что по состоянию на сегодня, он станет единственной резервной валютой с фиксированным курсом. Более того, его нельзя ни продавать, ни покупать свободно, свободноконверитируемым юань станет лишь в 2020 году.

В то же время, по мнению Жданова, каких-то существенный изменений в связи с включением юаня в резервный список МВФ в мировой экономике ожидать не стоит: валюта Китая и так была привязана к международной валютной корзине. При этом у Поднебесной появился очередной рычаг политического давления: ведь курс юаня устанавливается китайским правительством, а не регулируется свободным рынком.

В дальнейшем эксперт не исключает, что доля юаня в корзине МВФ будет увеличиваться: в 2016 году в доле резервных валют юань будет занимать третье место, будучи первой экономикой мира (на его экономику приходится 15,7% мирового ВВП). Так же доля юаня начнет активнее расти в межбанковском обороте в системы SWIFT (в период с мая 2013 по май 2014 годов доля юаня составила 1,47 % (0,84 % годом ранее). При этом доля американского доллара (за тот же промежуток времени) - 42 %, евро - 32 %, российского рубля - 0,35 %).

Первого октября 2016 года произошло событие, которое нечасто случается в международной валютно-финансовой сфере, но которое, безусловно, можно отнести к разряду знаменующих собой важные структурные сдвиги и имеющих далеко идущие долгосрочные последствия. Китайский юань официально включен в корзину ключевых международных валют, на основе которой рассчитывается стоимость специальных прав заимствования (Special drawing rights, SDR) Международного валютного фонда. Последний раз состав корзины менялся в 1999 г. в связи с введением евро.

В новой корзине китайский юань потеснил иену и фунт, но наиболее заметно сократился вес евро (почти на 6,5%). При этом доля доллара США практически не претерпела изменений. Вес валют в корзине SDR после включения юаня распределился следующим образом:

– доллар США – 41,73 % (41,9% до включения юаня);

– евро – 30,93% (37,4%);

– китайский юань – 10,92%;

– японская иена – 8,33% (9,4%);

– британский фунт – 8,09% (11,3%).

Де-факто это событие означает, что отныне юань поставлен в один ряд с долларом США, евро, японской иеной и британским фунтом. При этом впервые в корзину резервных валют МВФ включена национальная валюта не развитой страны, как это было ранее, а страны с развивающимся рынком. Кроме того, юань пока что не является свободно конвертируемой валютой. Китайские власти будут стремиться увеличить конвертируемость юаня к 2020 г. Согласно другим прогнозам процесс перехода к полной конвертируемости юаня может затянуться на 10-15 лет.

По мнению директора-распорядителя МВФ К.Лагард, включение юаня в корзину резервных валют имеет историческое значение для SDR, МВФ, Китая и международной валютной системы . В Китае включение национальной валюты в корзину SDR расценивают как важный поворотный момент, который станет катализатором роста спроса на юань во всем мире, а значит, будет способствовать его дальнейшей интернационализации и выполнению миссии по совершенствованию международной валютной системы.

Сам по себе факт вхождения китайской валюты в состав корзины МВФ автоматически не делает юань мировой резервной валютой. Однако это событие отражает прогресс, которого добился Китай в реформировании своей денежно-кредитной, финансовой и валютной систем, и подкрепляет его, а также является признанием роли и значения КНР в глобальной экономике.

Последствия включения китайской валюты в число резервных в полной мере проявятся лишь в долгосрочной перспективе и могут оказаться весьма масштабными и значимыми для мировой валютно-финансовой системы. Теоретически, сам факт включения может содействовать уже идущему процессу расширения международного использования юаня, снимая ряд технических барьеров на этом пути. Тем не менее, применительно к китайской валюте мнения экспертов относительно возможных последствий разделились. Одни полагают, что в краткосрочной перспективе никаких кардинальных изменений не произойдет, по крайней мере, до тех пор, пока Китай не осуществит дальнейшую либерализацию финансового сектора и не сделает юань свободно конвертируемым. Другие считают, что спрос на китайскую валюту и вложения в юань вырастут уже в ближайшее время.

На сегодняшний день китайский юань уже входит в состав официальных валютных резервов: по данным МВФ, 38 из 130 центробанков мира уже включили юань в состав своих резервов. Согласно последнему опросу, проведенному МВФ, доля юаня в золотовалютных резервах центробанков составила менее 1,1% , что меньше, чем доли австралийского и канадского долларов. На доллар США приходится 63,4% мировых резервов (с открытой структурой), на евро – 20,2%, на британский фунт и иену – по менее 5%, а на канадский и австралийский доллары – немногим менее 2%.

Включение юаня в корзину МВФ будет содействовать увеличению спроса на китайскую валюту со стороны центробанков и других государственных инвесторов (например, суверенных фондов благосостояния) в целях диверсификации их валютных активов. По некоторым оценкам , доля юаня в мировых резервах может возрасти до 5% к 2020 г. (свыше 375 млрд. дол), что позволит обойти резервы в британском фунте и японской иене. Хотя мировые центробанки не обязаны повторять структуру корзины МВФ, но если предположить, что увеличение вложений будет коррелироваться с удельным весом юаня в данной корзине (10,9%), то его доля в мировых резервах может быть и больше и составить прядка 800 млрд. дол (или примерно половину нынешних активов центробанков в евро).

Вслед за официальными госструктурами интерес к юаню могут проявить и частные институциональные инвесторы. Рост их вложений в юаневые активы только на 1% может привести к увеличению спроса на них к 2020 г. почти на 200 млрд. дол.

В целом по наиболее консервативным оценкам ожидаемый к 2020 г. рост спроса на активы, деноминированные в китайской валюте, со стороны государственных и частных инвесторов может составить порядка 600 млрд. дол, а по более оптимистичным прогнозам – до 1 трлн. дол.

В целях упрощения операций с юанем за рубежом Китай в последние годы активно создает офшорные клиринговые центры – т.н. «юаневые хабы». Клиринговый центр позволяет нерезидентам получить доступ к юаням и различным финансовым инструментам, номинированным в юанях, осуществить платежи и расчеты в юанях с китайскими компаниями и банками, в том числе на клиринговой основе. В настоящее время Китай уже имеет свыше 20 зарубежных клиринговых центров по всему миру, включая как близлежащие страны (Южная Корея, Таиланд, Малайзия), так и европейские государства (Великобритания, Германия, Франция, Люксембург), а также Австралию, Канаду, Катар, Чили. В сентябре 2016 г. нью-йоркский филиал Bank of China стал клиринговым банком по юаневым транзакциям в США, а московский АйСиБиСи Банк (российская «дочка» китайского ICBC Bank) – клиринговым банком по операциям в юанях на территории России.

По данным SWIFT, в совокупном объеме платежей, проходящих через эту международную систему, доля юаня в июле-августе текущего года составила 1,9%, что обеспечило ему пятую позицию среди ведущих мировых валют после доллара, евро, фунта и иены . Отставание от идущей на четвертом месте иены, на долю которой приходится порядка 3,4% расчетов, пока что велико и сложно спрогнозировать, когда будет преодолен этот разрыв.

В августе 2015 года юань уже обходил японскую иену и занимал четвертое место среди ведущих мировых валют с рекордной для себя долей расчетов в 2,79%. Однако последовавшая затем девальвация юаня наряду с сохраняющейся до сих пор высокой волатильностью китайской валюты и замедлением темпов роста китайской экономики сделали юань менее популярной расчетной единицей. Разумеется, доля юаня в международных расчетах несопоставимо мала как по сравнению с долларом (40-42% платежей) или евро (30-31%), так и с долей Китая в мировой экономике и торговле. При этом не стоит отрицать и впечатляющий рост международного использования юаня за последние годы. Если в начале 2013 г. он занимал 13 место с долей в 0,63% международных расчетов, то в настоящее время юань занимает по этому показателю пятое-шестое место. По итогам первого полугодия 2016 г. юань является второй после иены валютой расчетов в регионе АТР. При этом разрыв между валютами – минимальный.

Согласно данным Банка Международных Расчетов (БМР) , на международном валютном рынке юань – наиболее торгуемая валюта стран с развивающимися рынками. Средний дневной оборот юаня на рынке форекс в пересчете на доллар с апреля 2013 г. по апрель 2016 г. увеличился почти в два раза – со 110 до 202,0 млрд. дол. За указанный период операции с китайской валютой выросли с 2,2% до 4% от среднего дневного оборота рынка форекс.

Сформировавшаяся в последние годы тенденция более широкого международного использования юаня позволяет рассматривать ее как одну из наиболее важных для мирового валютно-финансового рынка с момента введения евро. Следовательно, она не могла не найти соответствующего международного признания в виде включения в корзину МВФ. Вместе с тем, включение китайской валюты в пул резервных валют налагает на КНР дополнительные обязательства по повышению транспарентности в части раскрытия структуры своих валютных резервов и запасов золота. В частности, пока что Китай раскрывал структуру своих резервов лишь частично, но, как ожидается, будет постепенно повышать прозрачность в этом вопросе. В этом же ключе стоит рассматривать продолжающуюся работу между БМР и соответствующими китайскими структурами по совершенствованию предоставления статистики о банковской системе Китая.

Юань фактически находится на начальной стадии длительного, сложного и многогранного процесса продвижения к статусу полноценной резервной валюты, включающего многочисленные проблемы и риски, а также спады и подъемы. Вряд ли стоит ожидать резкого изменения спроса на юани в ближайшей перспективе, да к этому Китай пока не стремится в сложившихся условиях. Дальнейшая либерализация рынка капитала сложна для КНР по причине сохранения высокого риска оттока капитала, который способен оказать негативное воздействие на экономику Поднебесной, а через нее и на всю мировую экономику. Для Китая принципиально важно стабилизировать ситуацию на валютно-финансовом рынке, а для этого необходимо время. Устойчивость валюты и время требуются также для того, чтобы инвесторы поверили в надежность юаня. Можно предположить, что с учетом сложившихся тенденций в ближайшей перспективе КНР скорее предпочтет занять выжидательную позицию, сосредоточив усилия на решении краткосрочных проблем, сократив при этом темпы интернационализации юаня.

Факт включения юаня в корзину МВФ можно рассматривать под разными углами зрения. Это и шаг по пути дальнейшей интеграции Китая в международную валютно-финансовую систему, и одновременно определенный посыл в сторону Пекина, призванный убедить его в необходимости дальнейших шагов в сторону свободной конвертируемости юаня.

Теперь состав корзины МВФ является более диверсифицированным и всесторонне отражает текущее положение мировых валют и состояние глобальной экономики, что обеспечит ей дополнительную защиту от курсовой волатильности и повысит ее значимость для мировой экономики.

Китай же подтверждает свое намерение более активно участвовать в решении вопросов глобальной валютно-финансовой повестки и одновременно готовность не сворачивать с пути реформ и дальнейшей либерализации финансового рынка. При этом у КНР есть понимание того, что в дальнейшем международное сообщество будет оценивать финансовые реформы Китая по более высоким стандартами и в соответствии с более высоким уровнем международной ответственности.

Это условная расчетная единица фонда, эмитируемая МВФ в безналичной форме. Сфера ее применения ограничена счетами внутри МВФ. SDR играет роль дополнительной ликвидности, необходимой для регулирования сальдо платёжных балансов стран-членов фонда, для покрытия дефицита их платежных балансов, а также в качестве международных резервов и выполнения расчётов по кредитам МВФ. Все эти операции производятся только на межгосударственном уровне или между правительством стран и МВФ.

Корзина валют Международного валютного фонда пополнилась 30 ноября пятой денежной единицей. Китайский юань присоединился к доллару США, евро, японской иене и британскому фунту стерлингов. Впервые в финансовой истории резервной признана валюта, даже не являющаяся свободно конвертируемой.

Китай шел к этому долго. Соответствующие призывы со стороны руководства страны активизировались в 2009 году, в условиях глобального финансового кризиса. Китай прошел через кризис гораздо легче, чем другие крупнейшие экономики мира, сохранив достаточно высокие темпы роста. Тогда же КНР обогнала Японию, став второй по объему ВВП страной мира и третьей по масштабам валютной зоной (после США и еврозоны).

Одновременно подняли проблему пересмотра квот для отдельных стран в МВФ. К концу первой декады XXI века развивающиеся страны резко увеличили свой вес в мировой экономике и потребовали для себя больше прав при принятии решений в главном мировом финансовом институте. Сам фонд поддержал идею и все необходимые документы оформил. Однако в Конгрессе США дело застопорилось.

Принятием юаня в клуб резервных валют МВФ компенсировал Китаю заминку с увеличением квот (именно КНР выглядит в этой истории наиболее пострадавшей стороной, поскольку ее вклад в мировой ВВП куда больше, чем у других развивающихся стран). В то же время, если решение о квотах выглядело очевидным, то с корзиной резервных валют не все так просто.

Юань до сих пор не является свободно конвертируемой валютой в классическом смысле этого слова. До недавнего времени существовали жесткие ограничения на использование юаней за рубежом, а обменный курс контролируется весьма жестко, хотя сейчас финансовые власти страны допускают его колебания на бирже. Пекин наладил своп-линии с центробанками других стран, стимулируя транзакции в соответствующих валютах. Однако контроль над движением капитала сохраняется. По опубликованным в прошлом месяце планам Народного банка Китая, отменить его предполагается только к 2020 году.

Для Китая, его финансовой системы и юаня поначалу много не изменится. Включение в резервную корзину означает свободный обмен валюты на специальные права заимствования (СДР) МВФ. Товаров и услуг, номинированных в СДР, в мире не так много, соответственно, и спрос на валюту, необходимую компаниям для хеджирования таких операций, сравнительно невелик. В качестве примера-исключения может послужить разве что оплата прохода судов через Суэцкий канал, оцениваемая именно в СДР. В общем, ожидать резкого увеличения притока капитала в юани или активы после вступления решения МВФ в силу (это произойдет осенью 2016 года) не следует.

Фото: Zhengyi Xie / Zumapress / Global Look

Скорее, ситуация обратная: в ближайшее время юань несколько подешевеет. Основная тому причина - относительно слабая экономическая статистика и сокращение положительного сальдо платежного баланса страны. Кроме того, изменились правила торговли юанем. Теперь Народный банк Китая, как и за рубежом, назначает на старте торгов ту цену, которая была установлена последней сделкой предыдущего дня. Именно это ранее привело юань к обесцениванию на 2 процента. Не будем также забывать о перспективе повышения учетной ставки ФРС США, что может вызвать отток капиталов в Америку с других континентов, и в первую очередь - с развивающихся рынков.

Интересно, что Китай в этот раз предпочел потратить несколько сотен миллиардов долларов из своих резервов, но не допустить слишком быстрого ослабления своей валюты. В былые времена он бы еще и помог ей девальвироваться. Сейчас все иначе. Во-первых, Пекин делает ставку на подъем внутреннего спроса и постепенный отход от традиционной модели экспортной экономики, чему слабый юань скорее мешает. Во-вторых, США сейчас крайне внимательно смотрят на все действия КНР с собственной валютой. Сильная девальвация юаня Вашингтону категорически не понравится. И разбираться, естественная ли это девальвация или искусственная, там определенно не собираются.

Как бы то ни было, в планах Народного банка - плавная девальвация юаня еще на 3-5 процентов в течение года. Этого хватит, чтобы не ослабить внутренний спрос, и это не рассердит Америку. С другой стороны, так удастся более или менее следовать рыночными тенденциям, не сжигая золотовалютные резервы.

Долгосрочные перспективы юаня куда более интересные и малопредсказуемые. Очень многое зависит от того, как Китай станет использовать свою валюту в собственных международных торговых операциях. Доля юаня в торговле Китая с внешним миром растет - от нуля в 2010 году до 25 процентов в 2014-м. По итогам 2015-го ожидается повышения этого показателя примерно до 30 процентов.

По мере расширения циркуляции юаня в торговых сделках Китая будет расти и спрос на него в других транзакциях. Конечно, потребуется полноценная конвертируемость. Однако сомневаться в том, что КНР будет двигаться именно в этом направлении, не приходится. И с учетом того, что китайская экономика в ближайшие 10 лет может достичь уровня в 20 процентов мировой и сравняться с американской по текущему обменному курсу, потенциальный спрос на китайскую валюту - огромный.

Тем не менее нужно понимать, что доллар популярен не только из-за масштабов американской реальной экономики. Спрос на него обеспечивается в числе прочего еще и огромным размером финансового рынка и, соответственно, ликвидности, которая на нем вращается. Инвестор в любой момент может прийти в США и выбрать любой вид ценных бумаг себе по вкусу. В Европе это несколько сложнее, а в Китае - еще сложнее из-за разнообразных ограничений. Так что говорить о том, что юань заменит доллар, пока рано. Но вступление Китая в элитный клуб великих финансовых держав мира 30 ноября 2015 года, безусловно, состоялось.

10.11.2014 в 18:47, просмотров: 14404

Доля китайской национальной валюты в международной торговле год от года растет и сейчас достигла почти 9%. Многие эксперты предсказывают, что недалек тот день, когда юань сможет стать региональной резервной валютой в Азиатско-Тихоокеанском регионе, существенно потеснив доллар США. Однако Китай не торопится отпустить юань в свободное плавание.

«Расчеты в рублях и юанях очень перспективны. Это будет означать, что... влияние доллара в мировой энергетике будет объективно снижаться. Это не плохо ни для мировой экономики, ни для мировых финансов, ни для мировых энергетических рынков», — сказал вчера Владимир Путин в Пекине. Он говорил в первую очередь о расчетах в рублях за российские энергоносители, поставляемые в Китай.

Политически все понятно, а экономически? Чем с точки зрения мировой экономики обеспечен рубль? Прежде всего нефтью и газом. Значит, у рубля есть «перспектива» стать валютой расчета только за эти товары. Но только на локальных рынках, потому что шанс стать энергетической сверхдержавой ХХI века есть, к сожалению, не у России (в конце 2005 года Путин такую задачу ставил, о чем сегодня уже не вспоминают), а у США, которые высокими темпами наращивают свое производство нефти и газа — и не за счет разработки стратегических запасов, а путем освоения новых сланцевых технологий; Россия же с огромным трудом удерживает достигнутый уровень нефтедобычи. Так что даже энергетика — казалось бы, российская вотчина — становится для наших поставщиков все более неудобной. Свою роль играют и санкции, которые целенаправленно бьют именно по перспективам развития российского ТЭКа, лишая его технологий, необходимых для продвижения на арктический шельф и к другим месторождениям, разработка которых требует самых современных технологий. Все это снижает шансы рубля на укрепление позиций даже в СНГ, хотя здесь он пока вне конкуренции.

Если же вернуться к юаню, то как раз у него шансы продвинуться в мировой табели о рангах налицо. Во-первых, это растущий и все более платежеспособный внутренний рынок; во-вторых, это едва ли не безграничный экспортный потенциал: Китай прочно освоил роль современной «фабрики мира». В-третьих, это огромное, и не только экономическое, влияние в странах Юго-Восточной Азии, которые не зря именовались «тиграми». Речь идет о китайских диаспорах, которые являются проводником политики Пекина.

Китай активно расширяет зону беспошлинной торговли своими товарами в азиатском регионе. Буквально только что подобная зона согласована, например, между Пекином и Сеулом. Можно привести и другой пример: в свое время официальные лица Малайзии прямо обращались к Китаю с предложением о создании валютного союза под эгидой юаня.

Так что же мешает юаню официально стать для начала региональной валютой? Политика. Юань пока не свободно конвертируемая валюта — его курс, естественно, с учетом рынка, определяет Народный банк. И он не торопится выпускать курсовую политику из рук. Потому что заниженный (как утверждают в США) курс юаня — стимул для китайского экспорта. Отдавать юань рынку Пекин не торопится: в руках Народного банка он лучше выполняет стоящие задачи.

Второй важный фактор — китайско-японские отношения. Было время, когда на экспертном уровне обсуждался вариант валютного союза этих азиатских экономических титанов. Я в шутку предлагал даже название такой общей валюте — июана. Но сейчас градус геополитических отношений Пекина и Токио подобным планам не способствует.

Пекин не торопится. Он никогда со времен «большого скачка» не торопится. И это мудрая политика. Китай не смотрит на мир через розовые очки. И, возможно, считает, что еще не настало время бросать США решительный вызов на валютном рынке. Ведь если рассуждать серьезно, то теснить США на валютном рынке потенциально мощной Азии — это геополитический вызов, чреватый самыми серьезными последствиями.

В Пекине чтят Конфуция, а один из его самых известных афоризмов звучит так: «Сиди спокойно на берегу реки, и мимо проплывет труп твоего врага».

СПРАВКА «МК»:

По данным международной межбанковской системы SWIFT на февраль 2014 года доля юаня в мировых платежах и расчетах составляла около 1,5%. Неплохо, если учесть, что годом ранее этот показатель был равен 0,63%. Юань поднялся на седьмое место, опередив швейцарский франк. Первые два места по-прежнему уверенно занимают евро и доллар США.

Еще более внушителен объем китайской валюты в расчетах в международной торговле — 8,7%. Это неудивительно, учитывая масштабы внешнеторгового оборота Китая. Наибольшие объемы торговли юанем зафиксированы в Гонконге, Сингапуре, Лондоне. Впрочем, здесь вне конкуренции доллар с долей в 81%. Разрыв между позициями юаня и доллара гигантский, однако ускоренная положительная динамика китайской валюты не вызывает сомнений.

Одним из препятствий для быстрой экспансии юаня в мире является недостаток китайской национальной валюты у торговых партнеров. Дополнительными средствами стимулирования такого перехода стали так называемые валютные свопы (это сделка, которая предполагает одновременную покупку и продажу определенного количества одной валюты в обмен на другую с двумя разными датами валютирования - «МК»). Сегодня Народный банк Китая заключил соглашения о валютных свопах с десятками стран. Ожидается, что с Банком России это будет сделано в самое ближайшее время. Впрочем, летом 2014 года ВТБ и Банк Китая уже подписали договор о расчетах в рублях и юанях без их предварительного пересчета в доллары. Пока ВТБ стал единственным из отечественных кредитных организаций, получивший статус маркет-мейкера на китайской валютной бирже. Управляющий филиалом ВТБ в Шанхае Александр Милюков заявил «МК»: «Если в 2013 году на Китайской валютной бирже объем продаж ВТБ по паре рубль-юань достигал 19 млрд рублей, то на 1 октября 2014 продано уже 50 млрд. рублей. В последние месяцы объемы торгов существенно возросли: ежедневно продается 3-4 млрд рублей. Очевидно, что скоро эти деньги мы увидим в расчетах. Бизнес готовит соответствующую ликвидность для платежей по валютным контрактам, по которым уже достигнуты договоренности».

Тем не менее, юань в среднесрочной перспективе вряд ли сможет стать полноценной резервной валютой даже в рамках азиатско-тихоокеанского региона. «Во-первых, у Китая неоднозначные политические отношения с большинством соседних стран: Японией, Вьетнамом, Индией, Таиландом, Тайванем. - говорит директор Института банковского дела ВШЭ Василий Солодков. - С некоторыми из них существуют территориальные споры. Поэтому международная финансовая политика Поднебесной строится на основе двухсторонних договоренностей типа: Китай-Россия, Китай-Индонезия, Китай-Малайзия, Китай-Сингапур и т.д.

Во-вторых, на сегодня у юаня отсутствуют признаки резервной валюты - свободная конвертация, плавающий курс. Национальный банк Китая жестко регулирует курс юаня, который существенно занижен к доллару. Китайцы пока не хотят отпускать свою валюту в свободное плавание, так как это приведет к снижению конкурентоспособности их экспортных товаров. Наконец, традиционным минусом для юаня является то, что политическая система Китая не достаточно демократична. Не транспарентны законодательство, суды».

МВФ включил юань в корзину ключевых международных резервных валют, подтвердив свою уверенность в перспективах второй по величине мировой экономики и открыв возможности для дальнейшей интернационализации китайской валюты

Директор Международного валютного фонда (МВФ) Кристин Лагард и два десятка членов исполнительного совета фонда на заседании в Вашингтоне в понедельник включили большинством голосов китайский юань в корзину ключевых международных валют, на основе которой рассчитывается стоимость специальных прав заимствования (SDR) МВФ. Таким образом, юань примкнул к престижному клубу доллара США, евро, иены и фунта стерлингов, которые образуют искусственное резервное и платежное средство, созданное МВФ в 1969 году. Структура корзины SDR пересматривается каждые пять лет.

Решение МВФ вступает в силу в октябре 2016 года. Юань станет третьей по весу валютой в корзине (10,92%), сократив больше всего долю евро (после включения новой валюты его вес составит 30,93% против 37,4% до этого). Крупнейшую долю в корзине сохранит доллар — 41,73%. Доли иены и фунта составят 8,33 и 8,09% соответственно. До включения юаня доля доллара в корзине SDR составляла 41,9%, фунта стерлингов — 11,3% и иены — 9,4%.

Отступление от критериев

В середине ноября Лагард и эксперты фонда рекомендовали включить юань в пул резервных валют. Они объяснили свою позицию тем, что юань отвечает двум критериям фонда. Во-первых, играет значимую роль в международной торговле; во-вторых, соответствует «критерию свободного обращения». Иными словами, юань должен широко использоваться в международных транзакциях, активно торговаться на крупнейших валютных рынках, быть представленным в официальных валютных резервах и международных банковских обязательствах. Последнее — достаточно спорное утверждение, отмечают некоторые авторитетные экономисты.

По ряду показателей, отражающих масштаб глобального использования юаня, таких как использование его центробанками в качестве резервной валюты, а также как средства заимствования на долговых рынках, китайская валюта уступает австралийскому и канадскому доллару, не входящим в корзину SDR.

Так, согласно июльскому обзору МВФ, он уступает четверке из корзины SDR и этим валютам в списке самых востребованных резервных валют. При этом доля юаня в структуре международных официальных резервов составила всего 1,1% против 63,7% у доллара США. Кроме того, юань не вошел в пятерку мировых валют, наиболее активно используемых на валютном и долговом рынках.

Интернационализация юаня

В августе доля юаня в международных платежах (по стоимости транзакций) составила 2,79% (против 2,34% в июле), что позволило ему впервые в истории обойти по этому показателю японскую иену, следует из данных межбанковской системы передачи информации SWIFT. Таким образом, китайская валюта стала четвертой в топе самых используемых мировых валют по итогам отчетного месяца, уступив доллару США, евро и фунту стерлингов.

Готовясь к голосованию в МВФ, Китай принял ряд мер для обеспечения соответствия юаня «критерию свободного обращения». Так, Пекин открыл доступ к внутреннему валютному рынку и рынку облигаций для зарубежных центробанков, повысил роль последнего в определении ежедневного торгового диапазона своей валюты. Но эти меры были введены лишь недавно, и они пока еще не прошли серьезной проверки.

Критики решения МВФ, такие как Эдвин Труман, бывший сотрудник Минфина США, а ныне — аналитик Института мировой экономики Петерсона (Вашингтон), утверждают, что фонд пошел на целую серию уступок Китаю в последние месяцы в связи с SDR, главным образом для поддержания хороших отношений с Пекином. Они оказались особенно актуальными в свете недовольства Китая ситуацией с перераспределением системы квот и голосов в фонде. Согласованные в 2010 году реформы были заблокированы конгрессом США, что в итоге побудило Китай заняться созданием институтов, альтернативных МВФ и Всемирному банку. По словам Трумана, величину, на которую укрепился юань, нельзя назвать достаточной для включения китайской валюты в корзину SDR.

Политизированное решение

«Им [МВФ] пришлось отойти от своих критериев», — говорит об МВФ Труман. По словам Эсвара Прасада, бывшего главы китайского отдела аппарата МВФ, если бы речь шла о включении в корзину SDR какой-либо иной валюты, фонд бы не принял положительного решения. «Вполне очевидно, что руководство и сотрудники МВФ стремились отойти от правил, вместо того чтобы изменять их, — говорит Прасад. — Если учесть то, как МВФ нуждается в Китае, у них не было особого выбора».

Китай — крупнейшая мировая экономика по паритету покупательной способности, и без признания ее значения для международной экономической системы глобальная легитимность МВФ была бы неполной. Включение юаня в корзину SDR — крайне политизированное решение, рассказывали FT несколько западных дипломатов в Пекине. По их словам, в последнее время Пекин очень эффективно продвигал это решение, не заботясь о том, отвечает ли юань необходимым для включения в корзину SDR критериям или нет.

Однако руководство МВФ подчеркивает, что пересмотр состава валютной корзины — сугубо техническая процедура, которая отражает такие практические аспекты, как использование юаня в транзакциях между членами фонда. «В этом нет никакой политики», — заявил FT высокопоставленный чиновник фонда на условиях анонимности.

Данное решение — свидетельство уверенности фонда в перспективах второй по величине мировой экономики, которая последовательно укрепляет статус своей национальной валюты и расширяет ее использование в международных расчетах. Чиновники и крупнейшие акционеры МВФ утверждают, что уже одно стремление Китая добиться включения юаня в корзину SDR способствовало реализации в стране целой серии масштабных преобразований. Они упрочили позиции китайских реформаторов и закрепили значимые структурные изменения.

Однако китайские источники Reuters считают, что решение МВФ дает китайским консерваторам от экономики доводы препятствовать дальнейшим значимым реформам, ссылаясь на последствия вступления Китая в ВТО. Замедление китайской экономики ударит по тем, кто сегодня утверждает, что включение юаня в корзину SDR, напротив, придаст ей импульс. С начала года юань ослаб к доллару на 3% и по его итогам может продемонстрировать крупнейшее падение с 2005 года, когда КНР отказалась от привязки своей валюты к доллару.

Дополнительные условия

МВФ, судя по всему, будет добиваться от Китая дальнейших уступок, чтобы сгладить процесс включения юаня в корзину SDR, сказал Bloomberg Доменико Ломбарди, директор экономической программы Международного центра по вопросам глобального управления в Ватерлоо (Онтарио). Скорее всего, МВФ будет добиваться дополнительных гарантий доступности обменного курса юаня и привязанных к нему процентных ставок.

МВФ также может попробовать добиться от ЦБ КНР обязательств воздерживаться от валютных интервенций, что сделает решение о включении юаня в корзину SDR более приемлемым для других стран. «Условия членства в МВФ противоречат тому, что в Китае существует контроль над движением капитала, но ключевым в этом вопросе станет обязательство, которое возьмет на себя ЦБ КНР», — объясняет Ломбарди.

Что такое SDR

SDR — искусственное резервное и платежное средство, созданное МВФ в 1969 году как дополнение к существующим резервным активам стран — членов фонда. Каждая из них имеет право использовать любую из валют корзины для регулирования сальдо платежных балансов, покрытия дефицита платежного баланса, пополнения резервов, расчетов по кредитам МВФ.

Исполнительный совет, который определяет политику и отвечает за большинство решений, состоит из 24 исполнительных директоров, назначаемых восемью странами с наибольшими квотами в фонде — США, Японией, Германией, Францией, Великобританией, Китаем, Россией и Саудовской Аравией. Остальные 176 стран представлены 16 группами, каждая из которых выбирает по исполнительному директору.

Исполнительный совет, который заседает более 200 раз в год, как правило, принимает решения на основе консенсуса, а не формального голосования. Марк Собел, исполнительный директор от США, подотчетный администрации Обамы, — самый влиятельный из членов совета (квота США дает стране 17% голосов при принятии решений в рамках фонда). Квоты стран G7 дают им совокупные 43% голоса, тогда как квота Китая дает стране лишь 3,8% голосов.

Продвижение юаня в США

В понедельник, 30 ноября, в США образована рабочая группа, которая будет работать над тем, чтобы американские компании имели возможность осуществлять расчеты и принимать платежи в юанях, пишет WSJ со ссылкой на владельца Bloomberg LP Майкла Блумберга, который стал председателем группы. Данная инициатива призвана снизить издержки на транзакции и способствовать укреплению торговых и деловых связей с Китаем.

В рабочую группу вошли представители следующих компаний и структур: Минфин США, Bank of America Corp., Bank of New York Mellon Corp., Citigroup Inc., Goldman Sachs Group Inc., JP Morgan Chase & Co., Morgan Stanley, Wells Fargo & Co., Agricultural Bank of China Ltd., Bank of China Ltd., Bank of Communications Co., China Construction Bank Corp. и Industrial & Commercial Bank of China Ltd.

 
Статьи по теме:
Лидеры и аутсайдеры Какие страны относятся к аутсайдерам
15-02-2010 13:18 Страны-аутсайдеры получили прозвище PIGS (свиньи) Появившаяся с легкой руки экономистов Goldman Sachs аббревиатура , объединяющая потенциальных экономических лидеров, стала обрастать клонами. Для потенциальных аутсайдеров - Португалии,
Комиссия по градостроительству, государственной собственности и землепользованию
1. Комиссия по землепользованию и застройке (далее - Комиссия) создается в целях подготовки Правил землепользования и застройки в соответствии с Градостроительным Земельным кодексами Российской Федерации, а также для решения следующих задач: Рассмотрение
Что такое сборные конструкции?
Унифицированные, заводского изготовления конструкции. Сборные конструкции в строительстве, конструкции, собираемые (монтируемые) из готовых элементов, не требующих дополнительной обработки (обрезки, подгонки и пр.) на месте строительства. Элементы сборны
Устойчивость и надежность банка
2.2 Анализ депозитных операций ПАО «Сбербанк России» Привлечение средств частных клиентов и обеспечение их сохранности остаются основой бизнеса ПАО «Сбербанк России» привлекает средства в срочные депозиты, вклады до востребования, включая банковские карты