Из какой рыбы делают шпроты в латвии. Элитные латвийские шпроты проплыли мимо россии

Россельхознадзор провел проверки на рыбоперерабатывающих предприятиях Латвии в 2016-м, Рига надеялась на отмену запрета в ноябре, но до сих пор молчок. Издание Latvijas Avīze («Латвийская газета») в конце прошлого года попыталось выяснить у Россельхознадзора, возобновит ли Россия ввоз латвийских шпрот, но ответа не дождалась.

Представитель латвийской Продовольственно-ветеринарной службы Ильзе Мейстере сетует: год начался, а Россельхознадзор пока так и не информировал о каких-либо решениях по возобновлению экспорта шпрот в страны Таможенного союза. Между тем, потери отрасли уже составили больше 100 миллионов евро из 200 миллионов - на такую сумму в Латвии выпускали шпроты, половина уходила в Россию.

Латвийские промышленники плачутся. Глава входящего в общество Rīgas šprotes предприятия Brīvais Vilnis Арнольд Бабрис признал: ситуация в рыбной промышленности Латвии драматичная. Объемы производства катастрофически упали. Brīvais Vilnis уволило уже 400 работников. Падение оборота крупнейшего производителя шпрот в Латвии, компании Gamma-A составило 34 процента.

Арнольд Бабрис сообщил: его предприятие, как и другие, потеряло также рынки Белоруссии и Казахстана, входящих в Таможенный союз, а новые освоить нелегко. В 2015-м, вскоре после запрета, введенного Россельхознадзором, общество Rīgas šprotes (шесть предприятий по переработке рыбы) впервые приняло участие в продовольственной выставке в FHC China в Шанхае. Этот шаг отчаяния предприняли на фоне прогноза, который в 2015-м дал президент Латвийского союза рыбопереработчиков Дидзис Шмитс: отрасль с трудом переживет запрет на экспорт продукции в Россию. Но китайцы не бросились есть латвийские шпроты.

Держатель товарного знака «Рижские шпроты в масле», глава общества Rīgas šprotes Имант Цирулис призвал решать проблемы отрасли на государственном уровне. Вместо этого Рига попыталась применить привычный политический прием, никогда не дававший позитивного экономического результата, но объединявший радикальный электорат вокруг националистов и русофобов. Европарламентарий от Латвии Сандра Калниете, никогда не занимавшаяся вопросами экономики, бывший искусствовед и дипломат, заявила: «Технические санкции против латвийских шпрот - это геополитика Российской Федерации по принципу разделяй и властвуй».

Калниете или не в курсе, или сознательно лгала. Товарищи по борьбе с Кремлем - эстонцы - тоже и тогда же нашли в латвийских шпротах повышенное содержание бензапирена. Главный специалист Эстонского продовольственно-ветеринарного управления Элле Менисалу так и сказала: «Оптовому торговцу сообщили об остановке продажи продукции. Шпроты были изъяты из магазинов и отправлены в Латвию». Но она - не глава Россельхознадзора Сергей Данкверт, которого можно обвинить в преступном политическом умысле по заданию Кремля. Пилюлю из Таллина Риге пришлось проглотить и менять технологии.

В пресс-службе Россельхознадзора сейчас сообщили: с тех пор некоторые предприятия Латвии и Эстонии улучшили технологию и установили датчики, контролирующие сжигание щепы для копчения. Да, кстати, следует заметить, что эстонские шпроты тоже были запрещены к ввозу в Россию в мае 2015-го по той же причине. Но в Таллине не так крикливы как в Риге, хотя прежний президент Эстонии Тоомас Хендрик Ильвес тоже пытался приспособить политику к обычным хозяйственным вопросам. Говорил: «Они ненавидят нас за то, что мы доказали им: можно быть не такими, как они». Конечно, интересный вопрос о том, кто кого ненавидит. Но это другая тема.

А вообще, история со шпротами просто повторилась. В 2006-м Россельхознадзор уже запрещал поставки латвийских шпрот, так как в Евросоюзе допустимо содержание 5 мкг бензапирена на килограмм продукции, а в России до 2008-го разрешался только 1 мкг. В 2008-м наша страна повысила допустимую концентрацию бензапирена в рыбных консервах до стандарта ЕС и отменила запрет на латвийские шпроты. Можно представить, какая канцерогенная зараза была законсервирована вместе с золотистыми рыбками, если даже при такой высокой разрешенной концентрации бензапирена латыши и эстонцы нарушили нормы. Этот яд образуется при копчении, является сильным канцерогеном. Он есть в саже, в табачном дыме, способен накапливаться в почве, в растениях, в организме, относится к чрезвычайно опасным веществам. Может стимулировать возникновение злокачественных опухолей. Так что в запрете со стороны Россельхознадзора - никакой политики, ничего личного.

А впрочем, не важно, разрешат ввозить латвийские и эстонские шпроты или нет: у нас своих хватает. Вон, в городе Мамоново Калининградской области в 2008-м даже поставили памятник шпротам - огромную консервную банку, из которой выпрыгивают рыбки, а одна - в короне.

Разве что «Рижские шпроты в масле» - это часть ностальгии россиян по недавнему прошлому? Но в Риге и в Таллине давно наступили на горло этому ощущению. Мы же типа «оккупанты».

Шпроты из деликатесов превратились в «гастро-политический» продукт. Это особенно ощутили в Салацгриве. В городе недалеко от латвийско-эстонской границы находится крупнейший во всех странах Балтии рыбоперерабатывающий завод. Шпроты в масле и томатном соусе, с лимонами и пряностями — десятки наименований. За каждым — сотни рабочих рук. Предприятие фактически стало градообразующим, отмечает корреспондент НТВ Максим Гусаров .

Генрийс Бабрис , контролер технологического процесса рыбоперерабатывающего предприятия: «Рыболовецкий колхоз уже был в 1949 году, и был старый завод на другом берегу реки. Поэтому в 1983 году уже построили и сдали в эксплуатацию новый цех».

Почти все на заводе — ручная и кропотливая работа. Рыбу нужно отобрать, равномерно развесить и выставить на конвейер. Всего на производстве заняты 270 человек. Однако могло быть и намного лучше. До 2014 года, когда Россия ввела запрет на ввоз прибалтийских шпрот, там работало до полутысячи человек. Самые разные обстоятельства заставили латвийскую рыбоперерабатывающую промышленность затянуть пояс потуже. Решающим толчком оказалось закрытие российского рынка. Он был основным для мелких предприятий.

Арнаольд Бабрис , председатель правления рыбоперерабатывающего предприятия: «Эта демпинговая цена, когда утопающий цепляется за соломинку и предлагает свою продукцию ниже себестоимости, сказывается, то есть идет настолько агрессивная борьба, что мы (рыбоперерабатывающие предприятия — ред.) друг друга душим».

За ценами снизилось и качество продукции. Не у всех, но сам факт оттолкнул некоторых зарубежных партнеров. На складах готовые партии, уже скоро коробки уедут в Италию, Израиль, Германию — всего более 40 направлений. Однако в целом за несколько лет производство на этом заводе с 3 млн банок в месяц сократилось втрое.

Дидзис Шмитс , президент ассоциации рыбопромышленников Латвии: «Это непросто зайти на западные рынки, где нас особенно не знают. Российский рынок был у нас, начиная с конца XIX века, нас все знали. Там был реальный покупатель, который несмотря ни на какие политические, геополитические вещи, эти шпроты на стол хотел».

Андрис Бите , член правления и совладелец рыбоперерабатывающего предприятия: «Я думаю, время, когда Латвия доминировала на шпротном рынке России, ушло навеки, и этого не будет никогда больше. Останется место эксклюзивных, дорогих, качественных шпрот, то, что в России пока не научились делать. Мы посчитали уже рынок и видим, что наше место уже будет, скажем, до 10%».

Последний прогноз — это не окно в Европу, а форточка в Россию, которую она же и открыла для двух производителей: по одному из Эстонии и Латвии. Случилось это в конце прошлого года, но до сих пор ни одной поставки не было. К такому сюрпризу заводы просто оказались не готовы.

Ведь собиралась купить шпроты.
И видела их, такие классные и такие разные, но как обычно: сразу не купишь, а потом память отшибло.
Вот эти царские за 8 евро хотелось попробовать.
Кажется, у нас такие отродясь не продавались.



А те, что продаются сейчас, это какое-то месиво в масле с горечью.
Как мне рассказывали, в Риге шпроты нежно золотистого цвета, крупные, все одна к одной, уложены ровненько, аж глаз радуется, головы и хвостики у каждой рыбки аккуратно отрезаны.
И вкус просто потрясающий! Они настолько нежные, что таят во рту, совершенно не чувствуется привкус масла, нет ни горечи ни других посторонних привкусов и запахов, в меру соленые, в меру копченые. В общем, всё в этих шпротах в меру. Как говорится тютелька в тютельку, самое то.

И даже недорогие в этих плоских баночках намного вкуснее тех, что у нас продаются.

Когда вернулась, подруга спросила: а ты салаку копченую привезла?
Я понятия не имела про эту салаку.

И вообще ничего не собиралась покупать и не знала, что нужно, так как уехала неожиданно, неподготовленной, купив билет 31 декабря в 8 вечера.

И только за час до отхода поезда, когда зашла в привокзальный магазин купить воды в дорогу - поняла, что надо было все таки покупать, а не фоткать.
Сыр с тмином, который мне посоветовали - просто супер.
И кое-что ещё, расскажу попозже и подробнее.
А пока вот по шпротам страдаю.
Быть в Риге и не купить шпроты - это преступление!
Я - преступница:-(

Раньше такая консерва, как шпроты, считалась дефицитом. Не всегда их можно было купить в магазине. Если нарвешься, то покупаешь в запас, к празднику.

Теперь шпротами никого не удивишь. Появилось много производителей шпрот. Но качество шпротов иногда подводит. Откроешь банку, а там половина воды и лежит несколько мелких тусклых рыбешек. Ткнешь вилкой, так они сразу разваливаются.

Это не скажешь насчет Рижских шпротов. Рижские шпроты и теперь в дефиците. Есть шпроты в жестяных баночках, а есть еще в стеклянных небольших. Шпроты в стеклянных баночках вообще аппетитно выглядят. Да они и есть вкусные и аппетитные. Шпроты хорошо прокопчены. Они крепкие, когда достаешь, остаются целыми и невредимыми. В них в меру соли и пряностей. Подсолнечное масло приятного желтого цвета, без добавления воды. Жестяные банки тоже удобные, и шпроты там внутри вкусные и качественные.

По стоимости Рижские шпроты, конечно, несколько дороже, чем аналогичная продукция других производителей. Но, сколько я ни покупала Рижские шпроты, я ни разу не разочаровалась в их качестве.

Хорошо их использовать для различных салатов и бутербродов, а можно и просто так, открыть баночку и съесть с аппетитом.

Видео обзор

Все(5)
Шпроты Рижские VS Калининградские МОИ ПОКУПКИ: РИЖСКИЕ ШПРОТЫ // ВЫХОДНЫЕ В РИГЕ / ПУТЕШЕСТВИЕ В ЛАТВИЮ

МОСКВА, 19 янв - РИА Новости, Владимир Веретенников. Во времена СССР прибалтийские товары славились на всю страну. Шпроты, рижский бальзам, шоколадки Laima, косметика Dzintars, радиоприемники "ВЭФ" очень ценились непритязательными советскими гражданами. РИА Новости разбиралось, как сейчас обстоит дело с некогда знаменитыми торговыми марками.

Рыбка копченая

Шпроты и сегодня - едва ли не главный экспортный товар республик Прибалтики. По классической технологии кильку или салаку коптят на ольховых опилках. Гурманы жалуются, что нынче вкус у рижских шпрот уже не тот. Связано это с директивами Евросоюза: в Брюсселе посчитали, что оригинальные шпроты были чрезмерно копчеными.

Европейские эксперты выявили в латвийских шпротах повышенное содержание диоксина и бензапирена. Но соблюдение норм ЕС не позволяло сохранить особенности цвета, вкуса и запаха продукта. Пошли разговоры о его запрете.

К счастью, Европа все же сжалилась над производителями шпрот. В 2010 году на заседании экспертной группы в Брюсселе решили не распространять требования по уровню бензапирена в копченой рыбе на этот продукт. В 2014-м структуры ЕС еще раз подтвердили, что прибалты могут и далее коптить рыбу традиционными методами. Велели лишь немного изменить рецептуру.

Москва же запретила импорт шпрот еще в 2006 году. Введенные тогда Россией нормы оказались в пять раз строже европейских. Запрет действовал два года. Затем российские власти утвердили европейские нормативы по бензапирену в рыбных консервах.

Когда в 2014-м началась санкционная война, шпроты и другие рыбные консервы не попали под эмбарго. Для прибалтов это послабление было важным источником дохода.

Но в 2015-м Москва все-таки запретила импорт рыбной продукции из Латвии и Эстонии, сославшись на "системные нарушения" на предприятиях-производителях. В Прибалтике это расценили как политическое решение, вызванное продолжающимся ухудшением отношений с восточным соседом. Латвийские шпротные предприятия понесли большие убытки и сейчас стараются найти рынки сбыта в других странах - в частности их привлекает большой и многолюдный Китай. Впрочем, в середине декабря 2017 года Россельхознадзор снял запрет на поставку в Россию шпрот с двух предприятий Латвии и Эстонии.

Как бальзам на душу

Популярные в советское время латвийские шоколадные сладости Laima все еще выпускают. Правда, летом 2018-го фабрика перенесла производство в Эстонию - из-за нехватки рабочей силы. В дефиците и разнорабочие, и технологи, и инженеры. Так что теперь это бренд не вполне латвийский.

А вот рижский бальзам, ныне Latvijas Balzams, делают на том же столичном ликеро-водочном заводе. Напиток известен с середины XVIII века, его готовил аптекарь Абрахам Кунце по старинному рецепту, который восстановили в 1954 году. С тех пор черные бутылки характерной формы были гордостью советских домашних баров в румынских сервантах. Любители поностальгировать могут быть спокойны: рижский бальзам продается и выглядит точно так же.

Вместо завода - торговый центр

Латвийский производитель косметики Dzintars накопил большие долги по налогам. Председатель правления компании Илья Герчиков жаловался, что представители государства "просто загнали в угол штрафными санкциями". Поэтому Dzintars обратился в суд за правовой защитой. Герчиков обвинял и госкомпанию "Латвийский газ" в том, что та намеренно завысила долговые требования и пыталась осуществить рейдерский захват предприятия. Тем не менее фирма продолжает действовать.

Некогда Латвия славилась и микроавтобусами RAF - "рафиками", выпускавшимися на Рижской автомобильной фабрике. Судьба этого предприятия печальна. После развала СССР сотни смежных заводов и поставщиков оказались в других государствах. Объемы производства постоянно падали, и в 1997 году фабрика закрылась. По иронии судьбы последней моделью RAF стал автомобиль-катафалк.

Во всем Советском Союзе прекрасно знали и продукцию Рижской электротехнической фабрики имени и ордена Ленина. Радиоприемники "ВЭФ" были культовыми. Именно по ним слушали "вражеские голоса": Радио Свобода, "Немецкую волну", "Голос Америки", знакомясь с хитами Beatles, Rolling Stones, отрывками из запрещенных романов.

"ВЭФ", подобно Рижской автомобильной фабрике, не пережил 1990-х. Якобы продукция устарела и была неконкурентоспособной. Вместо завода открыли огромный торговый центр.

 
Статьи по теме:
Лидеры и аутсайдеры Какие страны относятся к аутсайдерам
15-02-2010 13:18 Страны-аутсайдеры получили прозвище PIGS (свиньи) Появившаяся с легкой руки экономистов Goldman Sachs аббревиатура , объединяющая потенциальных экономических лидеров, стала обрастать клонами. Для потенциальных аутсайдеров - Португалии,
Комиссия по градостроительству, государственной собственности и землепользованию
1. Комиссия по землепользованию и застройке (далее - Комиссия) создается в целях подготовки Правил землепользования и застройки в соответствии с Градостроительным Земельным кодексами Российской Федерации, а также для решения следующих задач: Рассмотрение
Что такое сборные конструкции?
Унифицированные, заводского изготовления конструкции. Сборные конструкции в строительстве, конструкции, собираемые (монтируемые) из готовых элементов, не требующих дополнительной обработки (обрезки, подгонки и пр.) на месте строительства. Элементы сборны
Устойчивость и надежность банка
2.2 Анализ депозитных операций ПАО «Сбербанк России» Привлечение средств частных клиентов и обеспечение их сохранности остаются основой бизнеса ПАО «Сбербанк России» привлекает средства в срочные депозиты, вклады до востребования, включая банковские карты